Приглашаем посетить сайт

Валерий Бондаренко. Лики истории и культуры
Европа во второй половине 17 века: Англия

ЕВРОПА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 17 ВЕКА: Англия

Без преувеличения можно сказать, что весь 17 век Европа проходила беременной Британией, и почти все столетие этого не замечала. Да и для рядового британца континентальная Европа была чем-то чужим и враждебным. Европейцам тоже не было слишком большого резона вглядываться в туманы вокруг Альбиона.

Тому имелось несколько причин.

1. 17 век — время в Европе довольно холодное. Лед покрывал зимой даже Темзу. Жизнь вообще и ведение сельского хозяйства (основы основ тогда) были трудными, не до разглядываний творящегося в чужом огороде, — тем более, если между огородами целый пролив.

2. Большую часть 17 века промышленность и торговля также испытывали неблагоприятную конъюнктуру, что в сочетании с модной политикой меркантилизма (ограничение импорта) ограничивало международные контакты.

3. 17 век — время кровопролитных войн на континенте. Европейцам было не до британцев.

4. Сама Англия в то время вовсе не считалась европейской супердержавой, ее население было в 5 раз меньше, чем во Франции, территория в два раза меньше, особых успехов в экономике (во всяком случае, очевидных) тоже не наблюдалось.

5. Внешняя политика англичан была не особенно активной. И даже совершенно самостоятельной ее назвать трудно: английский король Карл Второй сидел в кошельке Людовика Четырнадцатого и кормился от его щедрот, — чтобы не зависеть от подачек слишком требовательного собственного парламента.

6. Давайте не забудем и причину идеологическую. Расцветший в предыдущем столетии протестантизм в 17 веке внешне потерпел поражение от католического мира. Протестанты замкнулись в своих общинах на уже завоеванных территориях и копили силы для дальнейшего, качественного прорыва.

Ни военным, ни экономическим, ни идеологическим лидером Британия не была. Впрочем, отнюдь не считала себя и глухою провинцией. Она оставалась сама в себе, на особицу. И это «на особицу» как залог будущего исторического реванша англичане, похоже, ощущали на подсознательном даже уровне. Отсюда упорная неприязнь к иностранцам и их влиянию. Отсюда упорное (и как показало ближайшее будущее, весьма плодотворное) цепляние за свои традиции и обычаи.

Да, видимо, это предчувствие своей исторической правоты вело англичан через весь 17 век. Уже пять шестых британцев были протестантами, а ведь едва ли не самое важное в протестантизме — учение о предопределении. Самые крайние протестанты (кальвинисты) полагали, что успех или неуспех человека в жизни, равно как и посмертная судьба его души, предопределены каждому от рождения. Не зная про решение бога, человек, естественно, надеется на лучшее.

Конечно, столь мрачный фатализм другие протестантские церкви старались как-то смягчить: уж больно бесчеловечным игруном выглядит господь, если он работает по такой вот схеме. И все же для сознания почти каждого британца того времени эта коллизия (иллюзия?) — краеугольный камень его мироощущения. Капитализм делал пусть мучительные, но первые уверенные шаги, он сулил каждому шанс добиться успеха. Как ветер дальних странствий и внезапных обогащений (клады, захваты груженых золотом кораблей, основание новых колоний, где ты охотник и господин), — этот ветер возможной удачи щекотал ноздри столь многих…

Французские историки В. Л. Тапье и П. Шоню обращают внимание на мало учитываемый обычно фактор. Простой в экономике при накопленных уже богатствах давал возможность буржуа предаваться досугу. Причем эти новые хозяева жизни использовали свободное время рачительно: занимались наукой и искусством, а не транжирили его в пустых забавах, как знатные господа. Духовный накал их был весьма велик.

Все это объясняет, почему мрачноватые и замкнутые скопидомы оказались зоркими и активными гражданами. И почему они, в конце концов, победили.

Впрочем, наша неизбежная присказка несколько затянулась. Обратимся лучше к лицам и фактам.

© 2000- NIV