Приглашаем посетить сайт

Валерий Бондаренко. Лики истории и культуры
Неуютнейшие реалии

НЕУЮТНЕЙШИЕ РЕАЛИИ

Карлу было весьма неуютно на троне. Буржуа-пуритане бдительно следили за его действиями. Сельское население поддерживало его, но было не столь организованно и решительно, — и не так уж богато. А кроме того, имелась так называемая новая знать, обогатившаяся во время революции. Эти олигархи, слишком близкие к трону, слишком многочисленные в парламенте, были опасней всего.

Карл даже не мог наградить своих сторонников, которые во дни смуты потеряли все, защищая его права. Пример тому — история семьи Черчилль. Эти дворяне лишились имения во время гражданской войны. Король же смог поддержать своих сторонников лишь самым скромным образом. Он назначил Джона Черчилля пажом при дворе, а его сестру Арабеллу — фрейлиной герцогини Йоркской. Дальше им предстояло действовать самим. В итоге Джон стал через некоторое время гвардейским офицером, потом генералом, знаменитым полководцем и в результате получил титул герцога Мальборо. Не терялась и Арабелла: она пошла в любовницы к Якову герцогу Йоркскому и подарила ему сына, Джеймса Фитцджеймса герцога Бервика, тоже ставшего выдающимся полководцем.

Карл постоянно нуждался в деньгах. Однако парламент весьма скупо субсидировал его и оговаривал свои подачки массой уступок со стороны короля. Поэтому Карл предпочел сидеть на дотациях своего кузена Людовика Четырнадцатого. Он даже заключил с королем-солнце тайный договор, по которому обязался вернуть английский народ в лоно католицизма, «как только представится этому удобный случай». Впрочем, случай ведь мог так и не подвернуться.

К досаде всей протестантской Европы, Карл крепил британско-французскую дружбу и активно сражался с Голландией — главной торговой соперницей англичан. К слову, сражался не слишком успешно.

В 1665 году в Англии разразилась страшная эпидемия чумы. Как-то в один день в Лондоне умерло сразу семь тысяч человек. А в сентябре 1666 года грянула новая беда: британскую столицу охватил пожар и бушевал в ней пять дней. Король послал на подмогу своих гвардейцев, сам вставал в цепь передающих ведра воды. Но все было тщетно: пламя уничтожило всю центральную часть Лондона между Темплом и Тауэром, 13 тысяч домов и 89 церквей, в том числе и готический собор Святого Павла.

Правда, пламя уняло и эпидемию, — говорят, это произошло оттого, что главные разносчики чумы средневековые черные крысы были вытеснены коричневыми крысами, которые меньше переносят заразу.

Кроме того, пожар поставил точку в истории средневекового Лондона. Теперь дома строили не из дранки, а из кирпича, улицы выпрямились и стали относительно просторными. Придворный архитектор сэр Кристофер Рен разработал проект застройки, где было две символических точки: собор Святого Павла и биржа.

Увы, проект похерили. Но собор возвели.

Отстроили и центральную часть Лондона, на это ушло пять лет. Проблем со средствами у лондонцев уже не было. Промышленность развивалась, торговля крепла, Англия богатела.

© 2000- NIV