Приглашаем посетить сайт

Валерий Бондаренко. Лики истории и культуры
Рудольф Второй – и очень странный

Рудольф Второй – и очень странный

Рубеж 16 и 17 веков – бесконечно сложное время, в котором сосуществовали остатки средневековых предрассудков, померкшие, но еще великолепные идеалы Ренессанса и веяния нового времени с его культом разума, прагматизмом, убеждением, что «человек человеку – волк» (Т. Гоббс) и начавшейся выработкой основ гражданского общества, призванного максимально нивелировать эти волчьи устремленья людей. Все это происходило в ситуации глубочайшего духовного кризиса и душевной смуты («Распалась связь времен» – «Гамлет»), которым Шекспир, впрочем, должен был быть благодарен пятью своими величайшими трагедиями, созданными как раз на рубеже веков.

Жизнь тех, кто переживал сходные чувства, но не обладал художественным гением, складывалась много драматичней.

Яркий пример этого – судьба императора Рудольфа Второго (1652–1612). Император Священной римской империи германской расы, король Венгрии, Чехии и Германии… Что еще? – ах, да: Габсбург чистокровнейший, и со стороны отца, и со стороны матери. Это обстоятельство сыграло с ним, возможно, дурную шутку, но об этом потом.

В 11 лет отец отправляет его закончить воспитание ко двору дяди – испанского короля Филиппа Второго. Здесь юный принц перенимает умение держать себя прямо и невозмутимо («делаться, как без чувств»), – во время аудиенций даже зрачки его оставались совершенно застывшими – становится строгим приверженцем принятого при испанском, австрийском и английском дворе чудовищно чопорного этикета бургундских герцогов. Принц подает большие надежды не только в плане хороших манер: он умен, проницателен, рассудителен, блестяще образован; он тонкий ценитель искусств.

Кажется, в его лице идея «универсальной католической монархии», над которой не заходит солнце, находит прекрасного лидера, ибо Филипп Второй уже стар, а Филипп Третий ленив настолько, что еще не сменил свои молочные зубы…

В 24 года Рудольф становится императором. И тут обнаруживается, что из Мадрида он привез не только хорошие манеры и политические идеи. Словно там, во дворце дяди, юношу покусала тень несчастного Дона Карлоса, этого чернокнижника и алхимика. Рудольф явно проявляет интерес к оккультизму и окружает себя алхимиками, магами и прочими людьми, которых никак не назовешь образцовыми католиками.

В 1578–81 гг. император перенес тяжелый физический и душевный недуг. Современники шептались, что душу императора похитил сатана. Рудольф Второй, этот официальный оплот католицизма, при иных обстоятельствах непременно угодил бы в лапы инквизиции.

Конфликт с семьей и окружающими так силен, что Рудольф покидает Вену и навсегда избирает местом своего пребывания Прагу. Здесь он предается магическим и астрологическим изысканиям в блестящей компании великих математиков и астрономов Тихо Браге и Иоганна Кеплера. Увлечение каббалой приводит в его дворец – неслыханное по тем временам дело! – местных еврейских мудрецов. Еврейская диаспора Праги вспоминает годы правления Рудольфа, как золотое время.

Не менее странны для его времени и художественные пристрастия императора: его любимым художником становится итальянец Арчимбольдо. Виртуозно рисуя овощи и фрукты, Арчимбольдо укладывает их на полотне так, что получаются не натюрморты, а… портреты реальных людей, – причем, хоть и гротескные, но очень, «слишком» похожие!..

Конечно, если взглянуть непредвзято, то можно усмотреть во всех этих «причудах» императора совершенно возрожденческую по духу попытку совместить мистику и точный научный инструментарий, вычислить траекторию движения судьбы человеческой, а, возможно, и научиться менять ее…

«Дойти до самой сути» Рудольфу мешают всполошившиеся родственники. На семейном совете Габсбурги решают объявить императора «не в себе», тем более, у него есть еще братья, а сам Рудольф размножается хоть и упорно, но незаконно, – не женится, однако имеет долголетнюю связь с дочкой своего аптекаря и шестерых от нее детей.

Реальную власть у него забирают братья. Император, практически официально объявленный сумасшедшим, живет настоящим затворником в Градчанском дворце. Уж не австрийский ли Гамлет он, саркастически наблюдающий возню ничтожеств у трона?

Увы, припадки безумия Рудольф вовсе не симулирует. Он то подолгу пребывает в состоянии глубочайшей меланхолии, то страдает приступами бешенства и тогда начинает крушить все вокруг. Его любимый сын от дочки аптекаря тоже страдает приступами безумия и совершает жестокое убийство, за что умирает в темнице… Снова зловещая тень Дона Карлоса?..

Рудольф все меньше занимается делами. Братья отбирают у него короны: венгерскую, богемскую… Он остается лишь в одной бесполезной, чисто номинальной императорской короне… В 1609 году Рудольф под давлением чешских протестантов дает им равные права с католиками. Брат Рудольфа Фердинанд Штирийский в отместку разоряет предместье Праги. Но шишки сыплются на больную голову Рудольфа. Теперь чехи стерегут его в Пражском Граде, как пленника.

Над Австрией и Германией сгущаются тучи близящейся первой общеевропейской войны нового времени, – Тридцатилетней. Она навсегда похоронит претензии Габсбургов на мировое господство.

Рудольфу остается только пребывать в бессильной ярости и находить утешение в заботах о любимом льве, леопардах и орлах, которые всюду сопровождают его. Однако смерть льва и двух орлов в начале 1612 года слишком тяжела для него: уже через несколько недель император отправляется в мир иной вслед за своими любимцами…

© 2000- NIV