Приглашаем посетить сайт

Валерий Бондаренко. Лики истории и культуры
Туман вокруг Альбиона

Туман вокруг Альбиона

Неверно думать, что до начала XVIII века Британия числилась среди наиглавнейших европейских держав. Относительно скромная численность населения (в три раза меньше, чем в тогдашней Франции) и отделенность морем делали Альбион как бы запасным игроком европейской «la politique». Даже казнь короля Карла I его подданными (первое в европейское истории мероприятие подобного рода) не сотрясло Европу.

«Мировая премьера» Британии как великой державы случилась лишь в 1697 году, когда английский посол граф Портленд явился в Версаль с необычайной помпой и шокировал короля-солнце пренебрежением к деталям подробного французского этикета.

А дальше пошло по нарастающей. Все чаще и все успешнее выступали англичане на европейской политической сцене, вынашивая уже планы реванша и «в мировом масштабе». Близилась пора сколачивания колониальных империй. В первой половине XVIII века британцы отхватили у испанцев Гибралтар, у французов – Индию и Канаду.

И уже в 20-е гг. XVIII века континентальная Европа обнаружила, что эти странные англичане на своем туманном гриппозном острове создали оригинальную экономическую и социальную систему, и именно в ней кроются причины небывалых британских успехов.

Первыми оценили открытия англичан философы. Все французское Просвещение в самом существенном есть лишь блестящее развитие и изложение идей британских мыслителей. «Народом философов» уважительно называл англичан Вольтер. («Народом лавочников» британцев прозвали на континенте чуть позже).

И все же образованный (читай: офранцуженный) европеец галантного века немилосердно царапался о своеобычные шипы островной розы. Эту странноватую (диковатую?) «особость» британского быта и склада блестяще высмеял герой Бомарше. Помните?

«Дьявольщина! До чего же хорош английский язык! Знать его надо чуть-чуть, а добиться можно всего. Кто умеет говорить god-dam, тот в Англии не пропадет. Вам желательно отведать хорошей жирной курочки? Зайдите в любую харчевню, сделайте слуге вот этак (показывает, как вращают вертел), god-dam, и вам приносят кусок солонины без хлеба. Изумительно! Вам хочется выпить стакачик превосходного бургонского или же кларета? Сделайте так, и больше ничего. (Показывают, как откупоривают бутылку). God-dam, вам подают пива в отличной жестяной кружке с пеной до краев. Какая прелесть! Вы встретили одну из тех милейших особ, которые семенят, опустив глазки, отставив локти назад и слегка покачивая бедрами? Изящным движением приложите кончики пальцев к губам. Ах, god-dam! Она вам даст звонкую затрещину – значит, поняла. Правда, англичане в разговоре время от времени вставляют и другие словечки, однако нетрудно убедиться, что god-dam составляет основу их языка».

Но уже 20 лет спустя другой иностранец, наш Карамзин, пишет об английских нравах с почтением, противопоставляя их «порочным» и «гибельным» французским, а Пушкин заявляет, что его Таня «проканала» бы и в «высоком лондонском кругу»… Хотя как раз «высокий лондонский круг» не столько перестал к тому времени быть вульгарным (по мнению еще Вольтера), сколько сделал благодаря росту британского могущества свою вульгарность престижным лейблом. Ведь люди, в конце концов, и впрямь хотят быть, прежде всего, «вместе с успешными»…

Покинем, однако, раззолоченные салоны и нырнем в чадные низины экономики, – туда, к истинным корням «британского чуда».

(А к манерам вернемся в самом конце этого очерка).

© 2000- NIV