Приглашаем посетить сайт

Немецкая литература. Краткая литературная энциклопедия.
Период 1789—1848.

Период 1789—1848.

Тревожно встретил Шиллер «начало нового века» (стих. под этим назв., 1801). Противопоставление античности и современности в эстетике Шиллера связано уже с неприятием нового бурж. об-ва. В последние годы 18 в. из этого отрицания социальных порядков, порожденных революцией, вырастает романтич. направление. У истоков нем. романтизма стояли В. Г. Ваккенродер (1773—98), Ф. Новалис (1772—1801), братья Ф. (1772—1829) и А. (1767—1845) Шлегели, Л. Тик (1773—1853). Ф. Шлегель — признанный глава т. н. иенской школы — продолжает и углубляет антитезу античного (объективного, пластического) и совр. (субъективного, характерного) иск-ва. Объявив «величайшими тенденциями времени» франц. революцию, философию Фихте и роман Гёте о Вильгельме Мейстере, Ф. Шлегель требует от романтич. поэзии универсальности, понимая под этим прежде всего преодоление просветит. рационализма. Средством достижения этой универсальности провозглашается романтич. ирония, т. е. стремление показать относительность любой точки зрения и умение возвыситься над нею. Этот субъективизм мог содействовать выражению острого неприятия социальной действительности. Так, в комедии Тика «Кот в сапогах» (1797) много сатирич. выпадов против феод. порядков и ограниченности нем. обывателя. Понятие универсальности у романтиков имело и смысл широкого обращения к сокровищницам иск-ва др. народов. Неслучайно эпоха романтизма отмечена расцветом иск-ва перевода (из Шекспира, Сервантеса, Кальдерона, из вост. поэзии). У Ваккенродера впервые появляется образ художника, трагически одинокого, не находящего себе места в мире «меркантильной прозы». В этом плане герой его музыкант Иосиф Берглингер (из «Фантазий об искусстве...») предваряет «энтузиастов» Э. Т. А. Гофмана. Роль интуиции в худож. познании, как ее истолковал Ф. Шеллинг, получает религ. -христ. истолкование.

Уже в иенский период идеи страдания и мистич. преображения жизни получили выражение в творчестве Новалиса. Неоконч. роман его «Генрих фон Офтердинген» (опубл. 1802) отличается глубоким лиризмом, однако идеализацией феод. средневековья он положил в Н. л. начало реакции на передовые идеи Просвещения. На др. фланге нем. романтизма — творчество Ф. Гёльдерлина (1770—1843), тяготеющего к революц. классицизму, к-рый не получил развития в Германии. Но ощущение трагич. разлада между идеалом и жизнью, презрение к «нации рабов» и мечта о подлинном герое делают Гёльдерлина романтиком, как и весь строй его лирически-напряженной поэтич. речи. Пользуясь классич. жанрами (ода, гимн), он взрывает традиц. формы, насыщая их новым романтич. содержанием. Как автор романа «Гиперион» (1797—99) Гёльдерлин открыл для Н. л. тему нац. -освободит. движения.

Новый этап нем. романтизма связан с войной против Наполеона и отражает противоречивый характер этой войны, когда нар. движение было использовано дворянством в его стремлении упрочить сгнивший феодально-абсолютист. режим. Вот почему поэзия 1813—15 гг. имеет преим. консервативную направленность, но у нек-рых писателей идея борьбы против иноземного ига сочеталась с антифеод. программой. Т. н. гейдельбергские романтики (Л. Арним, К. Брентано, бр. Я. и В. Гримм, Й. Эйхендорф и др.) обратились к истории и культуре герм. прошлого, к устному нар. творчеству. Сб-ки нар. песен «Волшебный рог мальчика» (1806—08) Брентано и Арнима и «Детские и семейные сказки» (1812—14) бр. Гримм составили эпоху в истории нем. культуры. Простотой и задушевностью лирика Брентано и Эйхендорфа во многом обязана нар. песне. Вместе с тем самое понятие народности, воспринятое от Гердера, приобрело у гейдельбергцев реакц. смысл, т. к было соединено с идеализацией католич. церкви и монархии. Именно с этих позиций гейдельбергцы видели в Наполеоне наследника революции, опасного для Германии, якобы желающей сохранить исконный уклад жизни. В этом им близок Г. Клейст (1777—1811), самый выдающийся романтик-драматург. Неразрешенность острых конфликтов в его драмах, новеллах и повести «Михаэль Кольхаас» (1810) свидетельствовала о трагич. безысходности, надломленности Клейста. Защита прусской государственности и ненависть к Наполеону сочетались в его творчестве с интересом к реальным противоречиям совр. общества и социальным проблемам. В соч. Клейста звучит тема рока, действуют некие мистич. силы («Семейство Шроффенштейн», изд. 1803); в то же время он — автор реалистич. бытовой комедии «Разбитый кувшин» (1808, опубл. 1811).

В нем. романтич. прозе особенно выделился жанр новеллы. При всем своеобразии индивидуальной повествоват. манеры Тика, Арнима, Брентано, Эйхендорфа можно наметить и общие черты: лиризм, стремление в будничных ситуациях открыть удивительное, сталкивая обыкновенного человека с миром таинственного. На романтич. новелле сказалась реакц. трактовка народности у гейдельбергских романтиков. Выдающимся прозаиком романтизма, отразившим душное безвременье посленаполеоновской реакции, явился Э. Т. А. Гофман (1776—1822). Изображение художника, задыхающегося среди окружающего убожества, и стремление возвысить иск-во над жизнью сближало Гофмана с иенскими романтиками. Но Гофман не разделял позиций позднего Ф. Шлегеля и активно противостоял феод. реакции («Крошка Цахес», 1819, «Житейские воззрения кота Мурра», 1820—22, «Повелитель блох», 1822, и др.). Мастер романтич. сатиры, он умел, по словам В. Г. Белинского, «... казнить ядовитым сарказмом филистерство и гофратство своих соотечественников...» (Полн. собр. соч., т. 10, 1956, с. 107). Фантастика Гофмана многозначна. Сказочный мир то противостоит реальному, то служит средством обнажения его неустроенности. В отд. произв. Гофман отдает дань мистич. тенденциям романтизма («Элексир дьявола», 1815—16). В творчестве А. Шамиссо (1781—1838), автора повести «Необычайные приключения Петера Шлемиля» (1714), в поэзии В. Мюллера (1794—1827) и молодого Г. Гейне (1797—1856) проявляются демократич. тенденции (первый его сб. 1822). У каждого из них по-своему преломляется нар. песенная традиция. Поэтич. циклы Шамиссо («Любовь и жизнь женщины»), стихи Мюллера («Прекрасная мельничиха», «Зимний путь») отмечены задушевностью тона, безыскусственностью и простотой и неслучайно привлекли внимание композиторов 19 в. Оба поэта занимали ясную обществ. позицию, выраженную, между прочим, в переводах Шамиссо из К. Ф. Рылеева и П. Ж. Беранже, в ряде стих. Мюллера, посв. борьбе греков за освобождение. «Книга песен» Гейне (1827) обозначила новый этап в развитии нем. лирики. Обогащенный худож. завоеваниями романтич. школы, Гейне вышел за ее пределы. Романтич. ирония становится средством преодоления самой романтики, рождается реалистич. образ. Этот процесс — формирование реализма в недрах романтич. поэзии — захватывает, кроме Гейне, и Шамиссо, и Мюллера. Реалистич. характер приобретают поздние новеллы Тика. Первая крупная повествоват. книга Гейне «Путевые картины» (1826—31), новаторская по форме, наиболее полно раскрывает антифеод. направленность его творчества.

В 30-е гг. в Н. л. происходят перемены в обществ. жизни страны. Июльская революция 1830 во Франции была восторженно встречена нем. передовыми деятелями. Так, «Парижские письма» (1832—34) Л. Бёрне (1786—1837) были одной из попыток не только осмыслить события во Франции, но и дать оценку нем. обществ. условиям в свете париж. политич. опыта. В 30-е гг. начался пересмотр эстетич. позиций романтизма. В кн. «Эстетические походы» (1834) Л. Винбарг (1802—1872) подчеркивает обществ. роль лит-ры, критикует век Гёте и романтич. школу за преобладание эстетич. интересов над общественными. Посвящение книги Винбарга «Молодой Германии, а не старой» дало название целой группе писателей (Т. Мундт, Г. Лаубе, Г. Кюне, К. Гуцков). Но группа «Молодая Германия» не имела четкой обществ. программы, и худож. успехи ее малозначительны. По-своему стремился дать ответ на совр. проблемы Х. Д. Граббе (1801—36). Его историч. драмы 20-х гг. («Герцог Теодор фон Готланд», 1822; «Император Фридрих Барбаросса», 1829) связаны во многом с традицией романтизма; сильны у него связи и с «Бурей и натиском» («Дон Жуан и Фауст», 1829). Драма «Наполеон, или Сто дней» (1831) выделяется мастерством реалистич. изображения массовых сцен, историч. конфликтов. Развитие нем. реализма обязано и К. Иммерману (1796—1840); в его романе «Эпигоны» (1836) сделана попытка понять новые обществ. процессы, обусловленные прежде всего ростом капитализма. Популярность приобрел роман Иммермана «Мюнхгаузен» (1838).

Выдающееся явление в Н. л. 30-х гг. — деятельность Г. Бюхнера (1813—37). Отвергая идеализацию действительности как у романтиков, так и у Шиллера, Бюхнер сформулировал задачи реализма (новелла «Ленц»). Убежденный материалист, он размышлял над совр. социальными проблемами. Его волновала судьба трудового народа, в к-ром он видел единственный революц. элемент об-ва, хотя безрезультатность непосредств. обращения к крестьянам обусловила тенденцию к фаталистич. истолкованию хода истории. Бюхнер создал трагич. образ забитого, замученного человека из низов об-ва, солдата Войцека (пьеса «Войцек», 1837, опубл. 1879). Презрительно относясь к бурж. либерализму типа «Молодой Германии» и даже к Бёрне, Бюхнер обращается к опыту франц. революции, чтобы показать ее трагизм и отвергнуть любые компромиссы в решении задач политич. переворота («Смерть Дантона», 1835). Историзм Бюхнера во многом связан и с худож. открытиями романтиков, но в трактовке роли личности Бюхнер резко противостоит им.

Эмигрировав в 1831 в Париж, Гейне выступает как один из проницат. мыслителей Германии. В лит. -критич. и философ. работах 30-х гг. («К истории религии и философии в Германии», 1834; «Романтическая школа», 1833, полн. изд. 1836) он ставит важные идеологич. вопросы. В то время как «младогерманцы» и Бёрне начисто отвергали наследие Гегеля, Гейне явился первым нем. мыслителем, сумевшим понять революц. смысл диалектики. Гейне, отвергая реакц. тенденции романтизма, тонко интерпретирует творчество Гофмана, Мюллера, Шамиссо, верно оценивает роль Гёте, к-рого Бёрне резко осуждал за его враждебность ко всякой политич. тенденции в лит-ре. В 30-е гг. раскрывается в полной мере мастерство Гейне-публициста. Во «Французских делах» (1832) он дает смелый политич. комментарий к совр. событиям, сочувственно принимая идеи утопич. социализма. С позиций, завоеванных во Франции, Гейне видит слабости бурж. радикализма Бёрне («Людвиг Берне», 1840), но при этом не всегда учитывает, что в нем. условиях его страстная публицистика успешно служила задачам демократич. пропаганды.

В конце 30-х гг. начинается деятельность левых гегельянцев. В журн. «Hallische Jahrbucher» («Ежегодники г. Галле», 1838—42) формируются новые взгляды на лит-ру. Манифест «Протестантизм и романтизм», опубл. в журнале (1839), означал не только отмежевание от традиции романтизма, но и требование боевой тенденциозности лит-ры, служения ее делу свободы. Деятельность «левых гегельянцев» обозначила уже новый этап в развитии Н. л. 40-е гг. (предмартовские — Vormarz, как их именуют нем. литературоведы) проходят под знаком назревания революции (1848—49). Левогегельянская критика (прежде всего Р. Пруц) обосновывает ведущую роль политич. поэзии (сб-ки стихов А. Г. Гофмана фон Фаллерслебена, Р. Пруца, Г. Гервега, Р. К. Готшалля, Ф. Дингельштедта и др.). «Рейнская газета» (Кёльн, янв. 1842 — март 1843) становится гл. органом, пропагандирующим новые эстетич. принципы. Программным для целого периода становится стих. Гервега «Партия» (1842). К. Маркс, став редактором «Рейнской газеты» (16. X. 1842), стремится придать ей боевой, революционно-демократич. характер.

Политич. поэзия предмартовского десятилетия богата и многообразна. Осн. ее содержание — критика нем. отсталости и феод. -монархич. системы. Эта критика ведется и с умеренных бурж. -демократич. позиций (напр., у Дингельштедта и Гофмана фон Фаллерслебена), глубже и смелее — у Гервега, хотя патетика его абстрактна. В лучших своих стихах Гервег энергично зовет на борьбу («Кто истинно свободен»), в стих. «Партия» он обращается к немцам: «Ты раб или гражданин? Подумай и решись!». Позиция Гейне в нач. 40-х гг. была сложной: в ней сказались и недооценка нем. демократич. движения, и в какой-то мере индивидуализм поэта-романтика, далекого от практич. участия в обществ. заботах страны, за что его критиковала «Рейнская газета». Поездка Гейне в Германию в 1843 способствовала повороту в его творчестве и привела к созданию сатирич. поэмы «Германия. Зимняя сказка» (1844), получившей высокую оценку К. Маркса. Сатира наряду с патетич. революц. лирикой получила развитие в лит-ре 40-х гг. Если стихи Гофмана фон Фаллерслебена (1798—1874) — уколы дворянскому тщеславию, солдатчине, чинопочитанию, цензуре, то стихи, очерки, сценки А. Гласбреннера (1810—1876) и его сатирич. эпос «Новый Рейнеке Лис» (1846) представляют зарисовки быта и нравов берлинских обывателей, сатиру на католич. реакцию, прусских политич. деятелей. В «Зимней сказке» Гейне обличение феод. монархии, прусской военщины и филистерства сочетается с утверждением социалистич. идеала в духе Сен-Симона.

Из младогерманцев в 40-е гг. наиболее активно выступал К. Гуцков. Его драма «Уриэль Акоста» (1847) своим пафосом борьбы против религ. фанатизма отвечала настроениям эпохи. Характерна здесь и связь с традицией Шиллера. Среди писателей, стоявших в стороне от обществ. движения этих лет, можно назвать В. Алексиса (1798—1871), автора историч. романов из эпохи позднего средневековья («Роланд Берлинский», 1840; «Штаны г-на Бредова», 1846), где изображено дворянство Бранденбурга. Интимная и пейзажная лирика и новеллы А. Дросте-Хюльсхофф (1797—1848), живописующие патриарх. нравы родных мест («Вестфальские картины», 1845) образуют, вслед за Иммерманом, одну из граней развивающегося нем. реализма.

После восстания силезских ткачей (1844) в лит-ру входит новый герой — пролетарий. Поэты «истинные социалисты» (К. Бек, Э. Дронке, Г. Пютман), Ф. Фрейлиграт (1810—76), Гейне, Г. Веерт (1822—56) сразу же откликнулись на события в Силезии; возникла массовая (анонимная) поэзия рабочих и ремесленников. Появляются первые романы из жизни рабочего класса: Э. Вилькомма «Белые рабы» (1845), Луизы Отто «Замок и фабрика» (1846), позднее Р. Пруца «Ангелочек» (1851). Но в этих произв., как и в лирике «истинных социалистов», выражено лишь сочувствие страданиям рабочих и еще не осознан историч. смысл выхода на сцену нового класса. У Беттины фон Арним, выросшей в атмосфере романтизма и преклонения перед Гёте, выражение сочувствия тяжелому жребию рабочих сочетается с глубоким уважением к ним; она видит в пролетариате созидат. силу об-ва («Эта книга принадлежит королю», 1843). В ее публицистике романтич. моменты парадоксально сочетаются с просветит. рационализмом. Примечателен путь Фрейлиграта от романтич. сб. 1838 к защите аполитичности (спор с Гервегом о партийности поэзии в 1842), к боевым стихам периода революции, когда он стал поэтом «Новой Рейнской газеты» (июнь 1848 — май 1849). Поэзия и проза этой газеты, выходившей под руководством К. Маркса, составляют идейную вершину революц. лит-ры 40-х гг. Здесь печатались фельетоны Веерта, раскрылся его талант поэта, к-рого Ф. Энгельс назвал «... первым и самым значительным поэтом немецкого пролетариата» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 5). «Юмористические наброски из немецкой торговой жизни» (1847—48) и роман «Жизнь и приключения знаменитого рыцаря Шнапганского» (1849) Веерта знаменовали новый этап в развитии нем. сатиры. Изображая действительность в ее революц. развитии, Веерт сочетал острую критику с утверждением идеалов науч. социализма. В целом опыт революц. -демократич. и пролет. поэтов 40-х гг. имел значение для будущего Н. л., хотя поражение революции 1848—49 надолго прервало эту плодотворную линию развития.

С. В. Тураев.

 

© 2000- NIV