Приглашаем посетить сайт

Пустовит А.В. История европейской культуры.
1.1. Душа культуры и культура души.

1. 1. ДУША КУЛЬТУРЫ И КУЛЬТУРА ДУШИ

Понятие “культура” относится к фундаментальным в современной науке. Трудно найти какой-либо другой термин, обладающий таким же богатством смысла. Многообразие его трактовок объясняется прежде всего тем, что культура выражает глубину и неизмеримость человеческого бытия. В той мере, в какой неисчерпаем и многолик человек, многогранна, многоаспектна и культура.

Культура — латинское слово. Латинский глагол colere означает “возделывать”, “обрабатывать”, в более позднем значении — “почитать”, “поклоняться”. Cultio — возделывание, обработка — -ura- один из суффиксов, с помощью которых в латыни образуются имена существительные (например, скульптор — скульптура, архитектор — архитектура). Таким образом, cultura — это совокупность объектов, которые возникают не сами собой, а в результате целенаправленных усилий, возделывания, обработки.

Если попытаться перевести с латыни название трактата о земледелии римского государственного деятеля и писателя Марка Порция Катона (234–149 до н. э.), то получилось бы, вероятно, слово “агрикультура”. Речь идет не только об обработке земли, но главным образом об уходе за участком. Возделывание почвы вообще невозможно без особого душевного настроя. Без предельного интереса к участку не будет высокого урожая.

Затем слово “культура” отрывается от земной почвы. Оно метафорически соотносится с разумностью. Римский оратор и философ Марк Туллий Цицерон (106–43 до н. э.), говоря о возделывании, имел в виду не землю, а духовность. Он говорил о необходимости культуры души, считая таковой философию.

Цицерон отождествлял философию с культурой души. Большинство историков культуры согласны, что под этим подразумевается воздействие философии на ум с целью его обработки, воспитания, развития умственных способностей. Но здесь можно обнаружить и другой смысл, если вспомнить Катона.

Философия — это не только обработка или образование ума, но и его почитание, уважение, поклонение ему. И действительно: философия родилась из предпочтения духовного начала в че- ловеке, из почтения к этому началу [55]. Вспомним слова Гегеля: “Теоретическая душа культуры — философия”.

Современные значения терминов “культура” и “цивилизация” сложились лишь в новое время, в новых европейских языках. Одно из наиболее ранних определений культуры (в том смысле, о котором идет речь) принадлежит английскому ученому Эдуарду Тайлору (1832–1917). Это первая фраза его книги “Первобытная культура”, впервые вышедшей в Лондоне в 1871 г.: “Культура, или цивилизация, понимаемая в широком этнографическом смысле, — это то сложное целое, которое включает в себя знания, верования, искусства, мораль, законы, обычаи и любые иные способности и привычки, приобретаемые человеком как членом общества” [118, 18].

В этом очень продуманном и ставшем классическим определении стоит обратить внимание на несколько моментов.

Во-первых, для Э. Тайлора слова “культура” и “цивилизация” были практически (в известных пределах) синонимами, и такой подход к ним сохраняется до сих пор в англоязычном мире. В немецком языке ситуация иная. Например, в книге О. Шпенглера “Закат Европы” “культура” и “цивилизация” едва ли не антонимы.

Во-вторых, согласно Э. Тайлору, “культура” — это не просто набор, список каких-то разрозненных явлений и предметов, но именно “сложное целое”, т. е., как сказали бы сейчас, некая система взаимосвязанных элементов, которая существует, функционирует и должна быть понята именно как целое или, другими словами, как нечто цельное, единое внутри себя.

Именно поэтому — и это третий момент, на который следует обратить внимание— Э. Тайлор не дал “закрытого” списка того, что входит в понятие “культура”. Он написал: “... знания, верования, искусства, мораль, законы, обычаи и любые иные способности и привычки...”, тем самым не предугадывая, что именно еще может быть отнесено к этому “сложному целому”.

Наконец, в-четвертых, все это “сложное целое” существует не само по себе, а именно в человеческом обществе и “приобретается”, иначе говоря, усваивается, осваивается — можно еще добавить— развивается — “человеком как членом общества”.

В этой последней части определения Э. Тайлора слова “человек” и “общество” одинаково важны. Мы могли бы сказать, что “культура... приобретается человеком как человеком”, потому что человек становится человеком только в том случае, если вырастает в обществе себе подобных. Сказка Дж. Киплинга о Маугли — это именно сказка. В действительности, как известно, человеческие детеныши, вырастающие в силу тех или иных обстоятельств среди зверей, не становятся полноценными людьми.

Суть определения Э. Тайлора, еще более выявленная, подчеркнутая и развитая в последующей научной традиции, состоит в том, что словом “культура” обозначается совокупность сущностных характеристик любого человеческого общества как такового, т. е. как человеческого, с одной стороны, и общества — с другой.

Приведем еще два кратких определения культуры, относящихся уже к XX в., но следующих традиции Э. Тайлора. Американский антрополог Алфред Луис Кребер (1876–1960) в 1948 г. предложил такую формулировку: “Культура — это специфический и исключительный продукт (жизнедеятельности) людей; их отличительное качество в космосе”.

Советский этнограф Рудольф Итс (1928–1990) был еще более краток: “Культура означает все то, что создано человеком в отличие от того, что создано природой”. Вот, собственно, ключевое противопоставление: “культура” — “природа” (cultura—natura) [68].

Иными словами, “культура” — это то, что человек добавляет к полученному от природы.

Таким образом, главная идея, лежащая в основе “этнологического” (или “антропологического”) понимания термина “культура”, ясна: уникальность человека как общественного животного в его противопоставлении прочей природе. Положение, согласно которому человеческое существо, каким оно создано природой, не может сохранить свою жизнь вне сообщества людей, вследствие чего оно — существо политическое, т. е. общественное — восходит к древнегреческому ученому Аристотелю.

Стоит заметить, что такое понимание культуры основано на представлении о сущностном единстве человечества: любая человеческая общность — от племени “дикарей” до современного “постиндустриального” общества — относится к одному классу, который противопоставлен остальному миру, миру “природы” [68].

© 2000- NIV