Приглашаем посетить сайт

И.О. Шайтанов, О.В. Афанасьева. Зарубежная литература 10—11 классы. Элективный курс.
Об учебнике-хрестоматии «Зарубежная литература. 10—11 классы. Элективный курс»

ОБ УЧЕБНИКЕ-ХРЕСТОМАТИИ
«ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА. 10—11 КЛАССЫ. ЭЛЕКТИВНЫЙ КУРС»

Настоящая методика служит дополнительным пособием к учебнику-хрестоматии для общеобразовательных учреждений «Зарубежная литература. 10—11 классы. Элективный курс» (М.: «Просвещение», 2006). Он вышел под редакцией И. О. Шайтанова и в изложении материала опирается на два предыдущих учебника, увидевших свет под его же редакцией, — для 5—7 и 8—9 классов общеобразовательной школы.

В отличие от первых двух учебников в пособии, предназначенном для элективного курса, материал организован по историческому принципу. Нельзя сказать, что хронологии и развитию культуры прежде внимания вовсе не уделялось. Основной сюжет каждой из частей учебника-хрестоматии складывался исторически. Но в первых двух частях это была история каких-то отдельных явлений. В первой части, в учебнике для 5—7 классов, внимание было сосредоточено на памяти культуры и тех формах, в которых она сохранялась: жанры, сюжеты, герои. Во второй части, в учебнике для 8—9 классов, основными стали две темы: как человек учился любить и как он учился взрослеть.

И только в третьей части, когда достаточные знания были приобретены, факты истории литературы выстроились в исторической последовательности. Трудно и едва ли интересно заниматься историей того, что тебе совсем неизвестно. Сначала нужно было заинтересоваться самой литературой, научиться читать ее, накопить знания. Пришло время привести эти знания в хронологический порядок, расположить в соответствии с основными культурно-историческими эпохами.

Таких эпох всего семь. В соответствии с ними в учебнике-хрестоматии по элективному курсу семь частей: античность, Средневековье, Возрождение... А дальше, начиная с XVII столетия, счет идет на века, каждый из которых порой охватывает не одну, а несколько эпох.

На чем рекомендуется сделать основные акценты? Разумеется, прежде всего литература — это книги и их авторы. Но для того чтобы суметь приблизиться к языку и мышлению времен, отделенных от нас столетиями, а иногда и тысячелетиями, необходимо хотя бы в общих чертах представлять культурный фон, на котором возникают произведения словесного искусства.

Когда мы говорим о языке литературы, мы имеем в виду не только те национальные языки, на которых создавались произведения и которые сообщили каждому из них своеобразие той или иной национальной культуры. Культурные эпохи охватывают не только отдельные страны, но целые регионы, а иногда приобретают и всемирное значение. В рамках этих эпох проявляет себя сходство мышления, преодолевающее языковые барьеры. Общность литературного языка в этих случаях обеспечивается сходством того, о чем и как мыслят люди в разные времена. Почему-то в одну эпоху — в самых разных странах — они начинают писать сонеты, а в другую — забывают о сонетах, увлеченные балладами. На каком-то этапе развития человечества для всех народов характерен героический эпос, который потом сменится романом.

Таким образом, главная проблема в отношении литературного языка — это проблема сменяющих друг друга литературных форм, которые мы называем жанрами. Как нельзя прочесть текст на неизвестном вам национальном языке, так лишь кажущимся будет понимание текста, написанного на неизвестном вам литературном языке. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что главная цель элективного курса — овладеть меняющимся языком литературы, а через него прикоснуться к особенностям мышления разных культурных эпох.

Не совсем привычной может показаться подача материала, принятая в учебнике. Ее главная особенность состоит в том, что учебник, обращенный к литературе, т. е. к книге, и сам являющийся книгой, предназначен для людей, для которых общение с книгой стало менее привычным занятием, чем общение с компьютером. Можно, конечно, пойти по пути жалоб на то, что теперешние школьники мало читают, что они отвыкли от чтения, а следовательно, литература есть способ противостоять компьютерному засилию... Книга действительно призвана сохранить те способности нашего восприятия мира, которые открываются только в слове и слабеют, а то и гибнут, по мере того как слово вытесняется из центра культуры. Но для того чтобы остаться силой и сохранить свое влияние, слово должно выжить, должно научиться доходить до человеческого сознания в изменившихся культурных обстоятельствах.

Компьютер — замечательный способ хранения и передачи информации. В этом качестве едва ли он вызовет у кого-либо возражение. Беда видится в другом, в том, что в век компьютеризации информация вытесняет знание. Обмен информацией заместил собою обмен идеями и чувствами, что и составляло смысл человеческого общения и культуры в целом.

Вот почему в учебнике-хрестоматии по зарубежной литературе приняты некоторые способы подачи информации, привычные для современного сознания, воспитанного на общении с компьютером, но смысл этой информации заключается в том, чтобы напомнить и сделать привлекательными традиционные ценности культуры.

Страница текста в учебнике сразу же обращает внимание обилием выносов на поля, присутствием текстовых элементов, набранных другим шрифтом. В этом виде книжная страница в какой-то мере пытается воспроизвести возможности экрана, на котором достаточно сделать щелчок на выделенном слове — и открывается новый уровень текста, дополнительный к основному, комментирующий его.

Вынесенным в рамочку появляется «Материал для повторения», представляющий собой отсылку к предшествующим главам или нередко к тому, о чем шла речь в двух предшествующих частях учебника-хрестоматии.

Когда в рамочке появляется карандашик — это знак того, что на поля вынесена цитата, подкрепляющая или иллюстрирующая сказанное. Без рамки, как бы сопровождающей текст, даются дополнительные разъяснения слов и понятий, необходимых для понимания целого.

В качестве заключительных, проверочных заданий предложены такие разделы: «Круг понятий» и «Вопросы и задания». В первом из них обсуждавшийся материал суммируется в сжатом виде: предлагается ключевое понятие, а за ним следуют несколько более частных понятий, входящих в него на правах смысловых составляющих. Вот пример: «руссоизм» — одно из ключевых понятий европейского сентиментализма, образованное от имени идеолога нового мышления Жан-Жака Руссо. Но из чего складывается это понятие, какие проблемы оно затрагивает? Об этом и напоминает «Круг понятий», охватывающий разные сферы деятельности руссоистского героя: естественный человек, общественный договор, искренность, чувство природы, естественная религия, демократизм.

«Проверка памяти» — еще один из проверочных разделов, позволяющих ученику перечитать имена авторов и героев, восстановить место действия, припомнить даты.

Это то, что непосредственно касается основных методических приемов, предлагаемых в учебнике-хрестоматии. Что же касается его метода, то он подсказан самим материалом: история зарубежной литературы для ученика должна послужить введением в историю мировой культуры, а значит, в свете историко-сравнительного подхода к материалу.

За новыми словами мы нередко склонны терять биографию идей, следовательно, историческую перспективу мысли. Нам порой кажется, что глобализация есть исключительная проблема нашего сегодняшнего существования. Но разве не о ней думал Гёте, когда в разговоре с Эккерманом (31 января 1827 г.) сказал: «Национальная литература сейчас мало что значит, на очереди эпоха всемирной литературы...»

Нас может удивлять та готовность, с которой создатель новой немецкой литературы, великий писатель Гёте, был не прочь отказаться от того, что было им создано, чтобы признать значимость нового явления, того же самого — литературы, но взятого уже во всемирном масштабе. В высказывании Гёте слышится полемическое преувеличение против тех, кто, сосредоточенный на национальном, был готов забыть о всемирном. Сейчас мы также знаем преувеличения и в ту и в другую сторону. Но несомненно одно: интенсивность, богатство, скорость общения между людьми и народами за последние двести лет неизмеримо выросли. И как никогда резко — в пределах жизни нынешнего поколения.

Это ставит перед людьми и народами вопрос о том, как общаться, как понимать друг друга, заимствуя у других, но в этом заимствовании не забывая самих себя. В курсе истории зарубежной литературы это предполагает умение соотнести «свое» и «чужое». Вот почему один из главных смысловых аспектов данного курса — опыт взаимодействия русской литературы с мировой.

Нельзя пройти мимо тех зарубежных явлений, которые стали в России национальной классикой, как, например, «Элегия» Т. Грея в переводе В. А. Жуковского или поэзия французских символистов в переводах поэтов русского Серебряного века. Столь же необходимо общее представление о путях развития основных жанров мировой литературы для понимания того, какое место в этой эволюции принадлежит русским писателям. Невозможно понять особенность гения И. А. Крылова, не зная о жанре басни по крайней мере в ее античном варианте, а также у Ж. Лафонтена.

Помимо связей с русской литературой материал зарубежной литературы входит составляющей в курсы истории и истории мировой культуры. Имя Цицерона или Тацита останется только именем, если их деятельность и их жанры не будут представлены в контексте литературы их эпохи и национальной культуры.

В отдельных случаях мы позволили себе предварить безусловно необходимое обновление программного материала. Скажем, английская «метафизическая» поэзия XVII в. для нас сегодня не просто страница литературной истории, а совсем недавнее открытие, ставшее возможным благодаря изменению русской национальной традиции, происшедшему в присутствии Иосифа Бродского. Точно так же, говоря о современной литературе, уже невозможно завершить ее явлением модернизма, поскольку сегодняшняя литературная ситуация оценивается под знаком постмодерна.

Таковы основные принципы, положенные в основу учебника-хрестоматии по зарубежной литературе. Ниже предлагаются более подробные разработки отдельных тем, взятых из всех семи основных эпох в качестве развернутой демонстрации того, как заявленные методические установки и методы могут быть реализованы на уроках элективного курса.

Для характеристики художественного мышления в каждом случае избран один из наиболее характерных жанров. Лирика золотого века для римской литературы; для Средневековья — героический эпос; для Возрождения — трагедии Шекспира; для барокко — «метафизическая поэзия», а для классицизма — басня...

Материалы к урокам сгруппированы таким образом, чтобы в совокупности отобранных фактов были высвечены основные проблемы, необходимые для понимания данного художественного явления, взятого в контексте культуры и прочитываемого в тексте. Проблемная сторона акцентируется в методических заданиях в виде примечаний и вопросов, вынесенных на поля и сопровождающих весь раздел, а также в «Темах для докладов и сочинений» и в «Круге понятий», завершающих раздел.

Уроки, предлагаемые в данной части, охватывают как новый материал, так и материал для повторения, к которому теперь предстоит вернуться на новом уровне понимания: с большим акцентом на эпохе, к которой принадлежит произведение, и с большим вниманием к особенностям художественного языка, прежде всего к жанровой традиции.

Поскольку все произведения даются в русском переводе, то постоянно оценивается характер стилистической и смысловой интерпретации, которой был подвергнут текст оригинала. Используется любая возможность хотя бы на минимальном примере сопоставить иноязычный текст с переводом или провести аналогии с русской литературой.

© 2000- NIV