Приглашаем посетить сайт

Cлово "ОБРАЗ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБРАЗОВ, ОБРАЗА, ОБРАЗЫ, ОБРАЗОМ

Входимость: 90.
Входимость: 43.
Входимость: 41.
Входимость: 41.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 90. Размер: 72кб.
Часть текста: элементов. Инструментом такого мышления выступала эмблема, которая словно нарочно была придумана для того, чтобы удобно и выразительно заполнять те ячейки, какие предусматривались общим устроением барочного произведения. Между тем эмблема — целый особый жанр барочного искусства [Шольц, 1988; Шольц, 1992] — была изобретена до наступления этой эпохи. Она вырастала на основе такого словесно-графического единства внутри осуществляющей творчество мысли, истоки которого уходят в глубь тысячелетий. Функция такого опосредования слова и изображения, кажется, до сих пор далеко не изучена во всей своей значительности и во всех своих деталях. Именно на таком опосредовании, которое в некоторых случаях составляло непременную принадлежность именно словесного искусства, в XVI столетии и была создана эмблема, которая, с другой стороны, стала наследницей всей традиции графически-лаконичных изображений, какие существовали в искусстве,— импрез [Варнке, 1987, с. 42—45], гербов, резных камней, египетских иероглифов [Гидов, 1915; Шене, 1968/1, с. 34—42; Хекшер, Вирт, 1967, с. 138—142; Варнке, 1987, с. 171; см. также: Зульцер, 1977], — как тоже своего рода изображений с зашифрованным в них потайным, неведомым смыслом. И эмблема вплетается во всю совокупность традиций, какие слагают специфическое состояние культуры барокко. Среди этих традиций главное, что обеспечивает возможность эмблемы,— это непрерывность аллегорического толкования любых вещей и явлений, традиция “сигнификативной речи” [Хармс, Рейнитцер, 1981, с. 12], восходящая к историческим началам риторики и к пронизывающему все средневековье...
Входимость: 43. Размер: 51кб.
Часть текста: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Нижний Новгород - 2008 На правах рукописи Работа выполнена на кафедре зарубежной литературы и теории межкультурной коммуникации ГОУ ВПО «Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова» Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор КИРНОЗЕ Зоя Ивановна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор ТАГАНОВ Александр Николаевич кандидат филологических наук, доцент БАРАНОВА Татьяна Юрьевна Ведущая организация - Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П. Гайдара. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова (603155, Нижний Новгород, ул. Минина 31а) Общая характеристика работы Термин «рецепция» является одним из ключевых в современном литературоведении. Понятие рецепции как диалога применительно к системе «литература», использованное в данной работе, было заложено трудами отечественных исследователей, принадлежащих к сравнительно- исторической школе. Схожее понятие литературного «взаимодействия» нашло свое отражение и в исследованиях отечественных компаративистов. Идея А.Н. Веселовского о «встречных течениях», а также о «роли и границе предания в процессе личного творчества» воплощена в трудах советских исследователей, получив название «теории влияний». Впоследствии термин «влияния» был пересмотрен и получил название «литературного воздействия» (Д. Дюришин), «литературных связей» (в работах В.М. Жирмунского, И.Г. Неупокоевой). В их основе лежит идея прямых и обратных отношений (диалога) между произведением, традицией и читателем. В середине XX столетия к идее диалога обратились представители «рецептивной» эстетики, основываясь на философии герменевтики - науки о понимании и истолковании текстов. Основным открытием герменевтики становится понятие «герменевтического круга»...
Входимость: 41. Размер: 98кб.
Часть текста: был известен средневековому читателю, его переписывали, но побаивались, поскольку автор считался чародеем и чернокнижником. Дж. Боккаччо обнаружил его в одном из кодексов XI века и незадолго до смерти дал свою интерпретацию истории Психеи в латинском сочинении «О генеалогии богов» (ок. 1373). Версия Боккаччо была не только толкованием, но и расширением сюжета. Историю любви Амура и Психеи предваряла и отчасти дублировала история любви ее матери, Энделехии[184], и Аполлона. Таким образом, и рождение Психеи, и ее брак с Амуром оказались промыслом бога солнца. Примечательно, что этот сюжет сразу же был включен в свадебный обрядовый цикл. Самые ранние изображения истории Психеи XV века находят на стенках флорентийских свадебных сундуков кассоне, которые, согласно обычаю, сопровождали поезд невесты и хранились в ее новом доме как символ высокого статуса и благополучия (сохранились стенки одного из кассоне, расписанные Я. дель Селлайо ок. 1473). Как пример «карнавального» остроумия можно привести барельеф М. Микелоцци (ди Бартоломео) на подножии группы «Юдифь и Олоферн» Донателло (ок. 1455–1450), спародировавшего возвышенный библейский сюжет шутовской параллелью с браком незадачливой Психеи, которая так и не смогла довести задуманное ...
Входимость: 41. Размер: 91кб.
Часть текста: против французских захватчиков, — и снова Париж, уединенный дом и заросший сад бывшего монастыря фельянтинок, где он жил и играл с братьями в часы, свободные от уроков, — с какой любовью опишет он впоследствии этот сад в «Отверженных» под видом сада Козетты на улице Плюме! Но вскоре детство Гюго омрачилось семейным разладом: отец его, выходец из народных низов, выдвинулся во время революции, стал офицером республиканской армии, а потом сторонником Наполеона и, наконец, его генералом; мать, Софи Требюше, дочь богатого судовладельца из Нанта, была убежденной роялисткой. К моменту восстановления (в 1814 году) на французском престоле династии Бурбонов родители Виктора Гюго разошлись, и мальчик, оставшийся с обожаемой матерью, подпал под влияние ее монархических взглядов. Мать сумела убедить его, что Бурбоны — поборники свободы; но немалую роль тут сыграли и мечты просветителей XVIII века об идеальном «просвещенном монархе», о которых Гюго узнал из прочитанных книг. По желанию отца Виктор вместе с братом Эженом должен был готовиться в пансионе к поступлению в Политехническую школу — у мальчика оказались большие способности к математике; но он предпочитал переводить латинские стихи, читал запоем все, что попадало под руку, а вскоре и сам начал сочинять — оды, поэмы и пьесы, которые ставил на школьных подмостках (он же исполнял в них главные роли). Четырнадцати лет он записал в своем дневнике: «Хочу быть Шатобрианом — или ничем!», а через год послал на литературный конкурс оду о пользе наук и удостоился похвального отзыва. Члены жюри не могли поверить, что автору всего пятнадцать лет. В первые годы Реставрации Гюго выступил в литературе как благонамеренный легитимист и католик, сторонник устоявшихся литературных традиций классицизма. Юный поэт обратил на себя благосклонное внимание...
Входимость: 37. Размер: 46кб.
Часть текста: Смех во всем многообразии его оттенков - от мягкой иронии до гневной сатиры - главное оружие Диккенса. Смех побеждает зло и утверждает добро, всегда торжествующее в романах Диккенса. «Юмор Диккенса, - писал Стефан Цвейг, - возносит его творчество в область непреходящего, делает его вечным». В первый ряд мировой литературы ставит произведения Диккенса Лев Толстой, отметивший на склоне лет: «На меня он имел очень большое влияние, любимый был писатель». В России Диккенс воспринимался как «брат Гоголя», как писатель гоголевского направления русской литературы. «Мы на русском языке, - писал Ф. М. Достоевский, - понимаем Диккенса, я уверен, почти так же, как и англичане, даже, может быть, со всеми оттенками; даже, может быть, любим его не меньше его соотечественников. А, однако, как типичен, своеобразен и национален Диккенс!» Чарлз Диккенс родился на юге Англии в предместье Портсмута - Лендпорте, расположенном на острове Портси. Родословная одного из самых известных романистов мира не блистала величием имени. Дед Чарлза служил лакеем, а потом дворецким в одном из поместий. Он был женат на горничной и, рано умерев, оставил двух сыновей. В семье младшего из них - Джона Диккенса, добившегося места чиновника морского ведомства, - и родился 7 февраля 1812 года будущий писатель. По роду службы Джону Диккенсу не раз приходилось менять место жительства. В 1814 г. семья переехала в Лондон, а через три года - в городок Четем, где и прошли самые лучшие детские годы Диккенса. Биографы писателя отмечают свойственную Чарлзу впечатлительность и удивлявшую окружающих наблюдательность. Он ясно помнил каждое событие, каждую деталь и подробность, ничто не ускользало от его внимательного взгляда. Он любил наблюдать за людьми, умел передавать особенности их речи, изображать манеру их поведения. Он подмечал все смешное, все характерное. Его с детства тянуло к...

© 2000- NIV