Приглашаем посетить сайт

Cлово "ЭПИГРАММА"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭПИГРАММЫ, ЭПИГРАММ, ЭПИГРАММЕ, ЭПИГРАММАХ

Входимость: 132. Размер: 56кб.
Входимость: 119. Размер: 33кб.
Входимость: 99. Размер: 71кб.
Входимость: 80. Размер: 29кб.
Входимость: 66. Размер: 59кб.
Входимость: 56. Размер: 34кб.
Входимость: 53. Размер: 19кб.
Входимость: 41. Размер: 30кб.
Входимость: 14. Размер: 45кб.
Входимость: 13. Размер: 4кб.
Входимость: 12. Размер: 27кб.
Входимость: 11. Размер: 14кб.
Входимость: 9. Размер: 26кб.
Входимость: 9. Размер: 14кб.
Входимость: 6. Размер: 52кб.
Входимость: 5. Размер: 67кб.
Входимость: 5. Размер: 27кб.
Входимость: 4. Размер: 49кб.
Входимость: 4. Размер: 14кб.
Входимость: 4. Размер: 23кб.
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Входимость: 3. Размер: 10кб.
Входимость: 3. Размер: 11кб.
Входимость: 3. Размер: 17кб.
Входимость: 3. Размер: 13кб.
Входимость: 3. Размер: 93кб.
Входимость: 3. Размер: 4кб.
Входимость: 3. Размер: 6кб.
Входимость: 3. Размер: 51кб.
Входимость: 2. Размер: 98кб.
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Входимость: 2. Размер: 59кб.
Входимость: 2. Размер: 25кб.
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Входимость: 2. Размер: 51кб.
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Входимость: 2. Размер: 65кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Входимость: 2. Размер: 34кб.
Входимость: 2. Размер: 27кб.
Входимость: 2. Размер: 60кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Входимость: 2. Размер: 118кб.
Входимость: 2. Размер: 25кб.
Входимость: 2. Размер: 63кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 132. Размер: 56кб.
Часть текста: в библиотеке Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН. Автореферат разослан ____ октября 2008 г. Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук Кудрявцева Тамара Викторовна ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Немецкая эпиграмма XVII столетия, ее история и теория, а также формальная и тематическая специфика этого жанра находятся практически вне поля зрения отечественной филологии. До сих пор не существует научных исследований, диссертаций и монографий, посвященных как жанру немецкой эпиграммы XVII века в целом, так и творчеству отдельных его представителей. Между тем, эпиграмма, имевшая в немецкой литературе в указанный период повсеместное распространение, по справедливости именуется «основным лирическим жанром эпохи»[1]. Наиболее выдающимся из немецких поэтов-эпиграмматистов того времени является Фридрих фон Логау (1605–1655), ученик и последователь Мартина Опица (1597–1639), представитель Первой силезской школы и член знаменитого «Плодоносящего общества». Юнкер по происхождению, юрист по образованию, Логау всю жизнь прослужил при дворе силезских герцогов: вначале – чиновником, затем – советником и гофмаршалом. В историю немецкой литературы Логау вошел как автор книги эпиграмм под названием «Три тысячи немецких стихотворных изречений Соломона из Голау»[2] (1654), включающей 3560 стихотворений. Выход в свет книги эпиграмм Логау оказал огромное влияние на дальнейшее развитие традиции немецкой литературной эпиграммы во второй половине XVII в. и особенно в XVIII в. Поэзия Логау представляет собой образец культуры отточенной мысли, облеченной в лапидарную форму. Этому способствуют чеканность его стиха, точность рассуждения, отсечение всего второстепенного и лишнего. В отличие от тенденции, свойственной большинству поэтов, – как современников Логау, так и живших в позднейшие времена, –...
Входимость: 119. Размер: 33кб.
Часть текста: античную и эпиграмму французскую. Между тем такое противопоставление неверно: между эпиграммой античной (так называемой «антологической») и сатирической, к которой столь охотно обращались французские поэты, не было да и не могло быть непреодолимого барьера, и опыт древнегреческой эпиграммы был очень широко использован во Франции: поэтому следует говорить не о двух жанрах, а о двух разновидностях одного жанра; между антологической и сатирической эпиграммами немало переходных форм, а отдельные произведения трудно безоговорочно отнести к тому или иному типу. Итак, существуют два вида эпиграммы. Назовем их «антологическим» и «сатирическим», но не «античным» и «французским», хотя в литературном обиходе их часто снабжают как раз этими этикетками. Действительно, чем была античная эпиграмма? Первоначально надписью — на могильной плите, жертвенном треножнике, статуе божества. В надписи — неизбежно краткой (один-два стиха) — сообщалось, кем и когда воздвигнута стела или установлен алтарь. Из таких надписей постепенно родились сентенции — короткие моральные рассуждения, подводящие итог, как правило, горестному жизненному опыту и печальным наблюдениям ума. Затем их сменили острые бытовые зарисовки, характерологические этюды и сатирические обобщения. Причем переход этот от собственно надписи к широкому и емкому жанру эпиграммы свершился достаточно быстро (быстро, конечно, с нашей точки зрения, когда в античных далях столетия и тысячелетия сближены, уплотнены); так, если у родоначальника жанра Симонида Кеосского (556—468 гг. до н. э.) эпиграмма еще остается надписью, то уже у Платона (427—347 гг. до и. э.) и особенно у Асклепиада Самосского (III в. до н. э.), у Каллимаха (310—240 гг. до н. э.) наконец, у Мелеагра (I в. до н. э.) — называем лишь наиболее крупные имена — жанр уверенно прошел стадии ...
Входимость: 99. Размер: 71кб.
Часть текста: нередко лишенного сюжетной оформленности и порой сводящегося всего лишь к развернутому сравнению. В европейской литературе жанр притчи восходит к библейской традиции, в которой данная малая литературная форма – «... жанровая форма речи „мудреца“» – обозначается древнееврейским словом „машáл“ (mašal), – «и слово это буквально обескураживает нас своей семантической неопределенностью: это и „присказка“, и „афоризм“, и „притча“, и „аллегория“ вообще» [2]. Среди библейских притч Ветхого и Нового Завета можно условно выделить три типа, кардинально отличающихся по форме: изречение, сравнение и параболу. При этом ветхозаветные притчи, как правило, являются изречениями или сравнениями, – как, например, следующие притчи Соломона: «Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою» (Притч. 22, 23; изречение); «Как в воде лице –...
Входимость: 80. Размер: 29кб.
Часть текста: М., 2010. С. 455–458). Немецкая эпиграмма эпохи барокко восходит к трем основным источникам – древнегреческой антологической эпиграмме, сатирической эпиграмме римской поэзии и неолатинской эпиграмме эпохи Возрождения. Жанр литературной эпиграммы Нового времени существовал вначале в неолатинском варианте и в традиционной сатирической разновидности, и лишь впоследствии, перейдя из ученой словесности гуманистов в национальные литературы, он претерпел и характерные изменения. Немецкие теоретики литературы XVII–XVIII вв. придали эпиграмме статус универсального поэтического жанра, обладающего своими неповторимыми особенностями, и предложили ряд дефиниций последнего. Так, Иоганн Готлиб Мейстер (†1699), ректор гимназии св. Николая в Лейпциге, в поэтике «Unvorgreiffliche Gedancken Von Teutschen Epigrammatibus» (1698) определяет: «Эпиграмма есть сжатое изречение, в котором ясно и кратко сообщается о каком-либо лице, деянии или предмете» [Meister: 1698, 73]. Ученый-языковед, член «Плодоносящего общества» Юстус Георг Шоттель (1612–1676) в трактате «Teutsche Vers- oder Reim-Kunst» (1656) охарактеризовал эпиграмму как «остроумное стихотворение, устремленное к своей кульминации и увенчанное замечательным, метким, неожиданным изречением» [Schottel: 1656, 989–991]. Выдающийся немецкий просветитель Готхольд Эфраим Лессинг (1729–1781) в статье «Zerstreute Anmerkungen über das Epigramm und einige der vornehmsten Epigrammatisten» (1771) назвал эпиграмму «стихотворением, в котором, сообразно свойству собственно надписи, наше внимание и любопытство возбуждаются каким-либо отдельным предметом и длятся до тех пор, пока не будут более или менее удовлетворены» [Lessing: 1771, 103]. В отличие от Никола Буало (1636–1711), понимавшего...
Входимость: 66. Размер: 59кб.
Часть текста: изобретен автором специально с той целью, чтобы обозначить хорошо известное явление в сфере переводческой практики. Имеются в виду не те случаи, когда ч у ж о е выдается за свое, что и называют плагиатом, но, напротив, те случаи, когда с в о е выдается за чужое и заверяется именем переводимого автора. Иными словами, когда переводчик не присваивает своекорыстно имущество, принадлежащее другому автору, но, напротив, бескорыстно дарит последнему свое собственное добро, ему, может быть, вовсе и не нужное. Теоретически данное явление возможно всюду, где только имеет место перевод стихотворного текста с одного языка на другой, и в известном смысле неизбежно в силу различных, подчас непреодолимых, проблем, возникающих при переводе поэзии. Именно это явление, традиционно обозначаемое в литературом обиходе нетерминологическим словечком «отсебятина», и получило в настоящем исследовании наименование к о н т р а п л а г и а т, как противоположное по своей сути плагиату. Нам хотелось бы рассмотреть, в частности, ряд проблем, возникающих при переводе самого лапидарного из поэтических жанров, а потому и наиболее трудно поддающегося точному переводу, – эпиграммы. Среди множества разнообразных случаев контраплагиата в поэтическом переводе можно выделить два основных постоянно встречающихся типа: л е к с и ч е с к и й и с т р у к т у р н ы й. Первый состоит в прибавлении к авторскому тексту слов и целых оборотов, отсутствующих в последнем. По большей части лексический контраплагиат имеет место в правой части текста стихотворения, т. е. в области рифм, и встречается тем чаще, чем сложнее система рифмовки переводимого произведения, – хотя это и не означает, что его нельзя встретить также и в левой части, и вообще где угодно, и...

© 2000- NIV