Приглашаем посетить сайт

Cлово "ТРАГЕДИЯ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ТРАГЕДИИ, ТРАГЕДИЮ, ТРАГЕДИЯХ, ТРАГЕДИЙ

Входимость: 81.
Входимость: 76.
Входимость: 76.
Входимость: 62.
Входимость: 58.
Входимость: 56.
Входимость: 51.
Входимость: 48.
Входимость: 46.
Входимость: 45.
Входимость: 45.
Входимость: 44.
Входимость: 42.
Входимость: 41.
Входимость: 41.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 81. Размер: 94кб.
Часть текста: так и французского), которая сложилась в дореволюционной науке и выразилась в термине «ложноклассицизм», что по сути дела означало лжеискусство. Советские исследователи решительно отвергли этот термин и восстановили классицизм в правах истинного и большого художественно-исторического явления, отразившего в своих различных национальных вариантах прогрессивные тенденции эпохи абсолютизма, эпохи формирования национальных государств и становления нового буржуазного общества. Но, к сожалению, эта точка зрения, уже давно декларированная нашей наукой, еще отнюдь ею не доказана и не аргументирована. Больше того: она очень плохо согласуется с общепринятым мнением об идеалистической и сословно-дво-рянской ограниченности искусства классицизма, в том числе и такой его непревзойденной вершины, как творчество французских классицистов XVII века. В итоге, будучи реабилитирован на словах, французский классицизм фактически остается в нашем представлении каким-то неполноценным искусством и не находит себе подобающего места в поступательномі развитии европейского художественного сознания от эпохи Возрождения к эпохе Просвещения и буржуазных революций. Показательно, что исследователи, в той или другой форме прослеживающие это развитие, в большинстве случаев обходят полным молчанием его классицистический этап или же упоминают о нем вскользь, преимущественно с отрицательным знаком. Между тем этот этап длился без малого два века. Именно на этом этапе происходит формирование национальных ...
Входимость: 76. Размер: 67кб.
Часть текста: и о способах трактовки ее согласно законам правдоподобия или необходимости Пьер Корнель. Рассуждения о трагедии и о способах трактовки ее согласно законам правдоподобия или необходимости Пьер Корнель. Пьесы. Перевод В. Покровского и Е. Гречаной под редакцией Н. П. Козловой. М., Московский рабочий, 1984 Помимо трех способов введения полезного в драматическую поэму, о которых я говорил в рассуждении, послужившем предисловием к первому тому этого сборника моих пьес, у трагедии есть особый, свойственный ей аспект полезного, заключающийся в том, что она "посредством страха и сострадания очищает страсти". Положение это принадлежит Аристотелю, и мы узнаем из него, во-первых, что трагедия возбуждает сострадание и страсти, во-вторых, что посредством сострадания и страха она очищает страсти. Первое он объясняет довольно подробно, но ни слова не говорит о последнем, так что из всех составных частей, которые он употребляет в своем определении, это - единственное, остающееся, без разъяснения. В последней главе "Политики" он высказывает вместе с тем намерение поговорить об очищении страстей весьма подробно в "Поэтике", что дало повод большинству комментаторов думать, что этот трактат не дошел до нас в целости, так как в имеющемся тексте мы не видим ровно ничего, относящегося к этому предмету. Как бы там ни было, я считаю более уместным разобрать то, что он сказал, чем пытаться отгадать то, что он хотел сказать. Правила, которые он установил, могут привести нас к некоторым соображениям относительно тех, которые он хотел установить и, уверенно опираясь на то, что у нас от негр осталось, мы можем основать предположения и о том, что не дошло до нас. "Мы чувствуем сострадание", говорит Аристотель, "к тем, которых видим под бременем незаслуженного ими несчастья, и страшимся, чтобы нас не постигло подобное же несчастье, когда видим, что его испытывают нам подобные". Следовательно, сострадание относится к лицу, которое мы видим в несчастье;...
Входимость: 76. Размер: 47кб.
Часть текста: богослова Корнелия Янсения) представлял собой религиозное течение в католицизме, выступавшее, однако, критически по отношению к некоторым его догмам. Центральной идеей янсенизма было учение о предопределении, «благодати», от которой зависит спасение души. Слабость и греховность человеческой натуры могут быть преодолены лишь при поддержке свыше, но для этого человек должен осознать их, бороться с ними, постоянно стремиться к нравственной чистоте и добродетели. Таким образом, в учении янсенистов смирение перед неисповедимым божественным промыслом, «благодатью», сочеталось с пафосом внутренней нравственной борьбы с пороком и страстями, направляемой анализирующей силой разума. Янсенизм по-своему впитал и переработал наследие рационалистической философии XVII в. Об этом свидетельствует та высокая миссия, которая отводится в его учении самоанализу и разуму, а также сложная система аргументации, обосновывающей это учение. Однако роль и значение янсенизма в общественной и духовной атмосфере Франции не исчерпывались религиозно-философской стороной. Янсенисты смело и мужественно выступали с осуждением развращенных нравов высшего общества и в особенности растлевающей морали иезуитов. Возросшая публицистическая активность в середине 1650-х...
Входимость: 62. Размер: 25кб.
Часть текста: Опубликовано в журнале: «Вопросы литературы» 2009, №5 magazines.russ.ru/voplit/2009/5/od18.html Понятие “декабристская литература” очень занимательно с методологической точки зрения. С одной стороны, это понятие бесспорно имеет принципиальное значение для отечественной литературы, а с другой, его объем и содержание неопределенны, почти “фантомны”. Практически все параметры здесь вызывают споры: идейное послание; особенности поэтики, в том числе - жанровые и стилистические доминанты; хронологические рамки; имена авторов и т. п. Причины подобной “фантомности” указать нетрудно: будучи откровенно оценочным, понятие “декабристская литература” стало жертвой идеологических недоразумений. Показательно, что специалисты реагировали на эту ситуацию уже на закате советской власти, когда А. Архипова в монографии “Литературное дело декабристов”[1] продемонстрировала взвешенный эмпирический подход, избегая дискуссий и просто зачислив в “декабристскую литературу” произведения профессиональных писателей, которые в то же время состояли членами тайных обществ. Однако и при осторожном отношении оценочность не исключалась: в текстах писателей-декабристов заведомо искали вольнолюбивые идеи, размышления о мятежах, политических заговорах и т. п. Удивительный по наглядности пример исследовательских...
Входимость: 58. Размер: 63кб.
Часть текста: Не следует претендовать, говорит Аристотель, на то, чтобы этот вид поэзии доставлял удовольствие любого рода. Ведь от него "нужно ожидать не всякого удовольствия, а лишь свойственного ему". И дабы добиться этого присущего ему удовольствия и доставить его зрителям, надо следовать законам искусства и нравиться им в соответствии с его правилами. Неизменно остается то, что есть законы, поскольку существует искусство, но не являются неизменными сами законы. Люди соглашаются относительно названия вещи, не приходя к единому мнению относительно самой вещи, и принимают слова, чтобы, оспаривать их значение. Никто не сомневается в том, что надо соблюдать единство действия, места и времени; но трудно понять, что такое единство действия и до каких пределов можно расширять понятия единства времени и места. Нужно, чтобы поэт развивал сюжет в соответствии с правдоподобием и необходимостью. Так говорит Аристотель, и за ним то же повторяют все его комментаторы. Эти слова кажутся им всем столь ясными и внятными, что ни один из них, как и сам Аристотель, не удосужился сказать нам, что такое правдоподобие и необходимость. Более того, многие комментаторы придавали столь малое значение понятию "необходимость", которое у Аристотеля всегда сопутствует понятию "правдоподобие" (за одним исключением, когда речь шла о комедии), что в результате пришли к весьма ошибочному суждению, якобы "сюжет трагедии всегда должен быть правдоподобным". Таким образом, требования к сюжету были обоснованы усеченным наполовину суждением Аристотеля. Не то чтобы нельзя было написать трагедию на сюжет, отвечающий только лишь требованиям правдоподобия. Аристотель приводит в качестве примера "Цветок" Агафона, где имена и события были целиком вымышленными, как в комедии. Однако значительные сюжеты, поднимающие бурю страстей и противопоставляющие их пыл законам долга и велению...

© 2000- NIV