Приглашаем посетить сайт

Cлово "ФРАНЦИЯ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ФРАНЦИИ, ФРАНЦИЮ, ФРАНЦИЕЙ, ФРАНЦИЙ

Входимость: 39.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 28.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 39. Размер: 91кб.
Часть текста: февраля 1802 года, в городе Безансоне, в трехэтажном доме, где жил тогда капитан Леопольд Сижисбер Гюго, родился ребенок — третий сын в семье. Хилый младенец был, по словам матери, «не длиннее столового ножа», однако ему суждено было вырасти в человека могучего физического и духовного здоровья и прожить долгую и славную жизнь. Детство Виктора Гюго прошло под грохот наполеоновских барабанов, под небом, еще освещенным зарницами революции. Вместе с матерью и братьями он сопровождал отца в походах, и перед глазами ребенка мелькали дороги и города Франции, Италии, средиземноморские острова, Испания, охваченная партизанской войной против французских захватчиков, — и снова Париж, уединенный дом и заросший сад бывшего монастыря фельянтинок, где он жил и играл с братьями в часы, свободные от уроков, — с какой любовью опишет он впоследствии этот сад в «Отверженных» под видом сада Козетты на улице Плюме! Но вскоре детство Гюго омрачилось семейным разладом: отец его, выходец из народных низов, выдвинулся во время революции, стал офицером республиканской армии, а потом сторонником Наполеона и, наконец, его генералом; мать, Софи Требюше, дочь богатого судовладельца из Нанта, была убежденной роялисткой. К моменту восстановления (в 1814 году) на французском престоле династии Бурбонов родители Виктора Гюго разошлись, и мальчик, оставшийся с обожаемой матерью, подпал под влияние ее монархических взглядов. Мать сумела убедить его, что Бурбоны — поборники свободы; но немалую роль тут...
Входимость: 35. Размер: 89кб.
Часть текста: а определение самостоятельной эпохи, обладающей, однако, в разных странах различными хронологическими рубежами. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно окинуть взором литературную панораму Западной Европы в XVII столетии. Совершенно очевидно, что такие писатели, как Мильтон, Драйден, Бетлер, Бэньян в Англии, как Опиц, Мошерош, Грифиус и Гриммельсгаузен в Германии, Гонгора, Кеведо, Гевара, Кальдерон и Грасиан в Испании, как французские классицисты Корнель и Расин, Мольер и Лафонтен, Ларошфуко и Лабрюйер, как Марино, Кьябрера или Базиле в Италии, Бредеро и Вондел в Голландии, не могут быть отнесены ни к литературе Возрождения, ни к литературе Просвещения. Их творчество представляет собой качественно своеобразный, преисполненный внутренних противоречий и весьма драматичный этап в развитии западноевропейской литературы. XVII век подхватывает тенденции, выявившиеся в общественной жизни и культуре Западной Европы в эпоху Ренессанса, но развивает их на новом, более сложном и более высоком уровне социальных отношений. XVII век — дальнейшая ступень в обозначившемся процессе распада феодального общества и формировании развивающегося в его недрах, а временами и вступающего с ним в прямое столкновение исторически более прогрессивного и вместе с тем несущего с собой новые формы гнета капиталистического строя. В XVII в. происходит заметный скачок в становлении капиталистических отношений и в превращении буржуазии из феодального сословия в современный класс. Именно в связи с расцветом мануфактурного способа производства можно говорить о созревании внутри западноевропейского феодального общества капиталистического уклада в настоящем смысле этого слова. Этот существенный сдвиг сопровождается все ускоряющимся упадком цеховой системы и развитием наемного труда, обезземеливанием крестьянства и ростом пауперизации,...
Входимость: 34. Размер: 59кб.
Часть текста: коренных изменений во всех сферах человеческой жизни. Даже как особое историческое и историко-культурное понятие Новое время заключает в себе логическую и смысловую противопоставленность некоему «Старому времени» — эпохе Средневековья. Всеобъемлющий кризис средневековой, а также ренессансной идеологии, наметившийся в последней трети XVI в., нашел свое отражение в политике, экономике, религии и культуре большинства государств Западной и Центральной Европы. Возникновение предпосылок для усиления власти единого правителя, наделенного колоссальными полномочиями, начало процесса активной колонизации новых земель во всех частях света, Крестьянская война 1525 г. в Германии, события буржуазной революции 1566 — 1579 гг. в Нидерландах, Реформация и Контрреформация, разрушение цеховой системы и появление первых мануфактур — всё это свидетельствовало о принципиальной невозможности продолжения существования по законам средневекового общества. Тем самым, перед XVII веком изначально стояла проблема создания новой идеологии, культуры и научной методологии. В общественно-политическом плане семнадцатое столетие, как известно, было ознаменовано прежде всего процессами...
Входимость: 28. Размер: 59кб.
Часть текста: весь этот словесный фейерверк, отгорев, оставил после себя лишь пепел и обугленные палочки. Но я перечитал всего Жироду, романы и драмы, и, хотя порой уставал от шаблонных сюжетных приемов, блестящих и легковесных, он снова покорил меня, я остался ему верен. Сквозь словесную игру я опять почувствовал чистоту и благородство, любовь к некой Франции, которая и есть подлинная Франция, и к некоему типу человека, который и есть подлинный человек. Не все созданное Жироду переживет его (это верно по отношению к любому писателю), останется несколько великолепных страниц, несколько превосходных монологов, несколько незабываемых фраз, в которых французский язык звучит со всей присущей ему музыкальностью. Тот Жироду, каким я его знал, — улыбающийся и серьезный, насмешливый и суровый, дипломат и человек богемы — будет жить в своих эссе, в «Белле» и «Интермеццо». И до тех пор, пока во Франции сохранятся маленькие города и маленькие чиновники, юные девушки, белочки и память о Лафонтене, в воздухе останется что-то от Жироду. I «БЕЛЛАК, главный город округа (От-Вьен), 4600 жителей. Кожевенные заводы. Родина Жана Жироду». Эти строки, которые можно прочесть сегодня в Малом энциклопедическом словаре Ларусс, привели бы в восторг Жироду. Всю жизнь Беллак оставался его любимым мифом, символом провинциальной Франции; именно этот городок, где его отец служил в управлении автодорожного строительства, свел его лицом к лицу с типами, характерными для французской жизни, — чиновником палаты мер и весов, ...
Входимость: 26. Размер: 45кб.
Часть текста: А. Гербстман. ЭМИЛЬ ЗОЛЯ (1840—1902) ПОСЛЕДНИЙ ЗАМЫСЕЛ Вечерело. За большим столом, покрытым стопками книг, рукописями, планами, чертежами, сидел пожилой человек, погруженный в раздумье. Седеющая борода обрамляла его лицо. Крупные черты были выразительно-изменчивы: в гамме их перемен отражался ход мыслей, лицо из строгого и, пожалуй, даже сурового становилось вдруг мягким и нежным, из грозного и решительного — беспомощным и наивным. Нервным движением руки сидевший то и дело поправлял пенсне, упрямо спадавшее с переносицы... Карандаш, зажатый в пальцах, привыкших к нему, «продолжал выводить знаки на листе бумаги, уже порядком исписанном. К капризному тонкому почерку нужно было привыкнуть. Можно было разобрать отдельные фразы — «по рождению итальянец... на военной службе... позднее — гражданский инженер... строитель одной из первых в Европе железных дорог...» С книжных полок, густо заселивших стены кабинета, на писателя смотрели многочисленные фолианты. Вот большая полка, на корешках названия: «Тереза Ракен», «Добыча», «Западня», «Накипь», «Дамское счастье», «Деньги», «Разгром», «Лурд»... На этой полке приютились произведения самого писателя на его родном языке — французском и в переводах на многие языки мира... Эмиль Золя обдумывал новый замысел, за осуществление которого он намерен был взяться после окончания цикла романов «Четвероевангелие». Новый замысел еще не определился в своих...

© 2000- NIV