Приглашаем посетить сайт

Cлово "КНИГА"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КНИГ, КНИГИ, КНИГУ, КНИГЕ

Входимость: 65.
Входимость: 59.
Входимость: 38.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 33.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 65. Размер: 71кб.
Часть текста: повествования, нередко лишенного сюжетной оформленности и порой сводящегося всего лишь к развернутому сравнению. В европейской литературе жанр притчи восходит к библейской традиции, в которой данная малая литературная форма – «... жанровая форма речи „мудреца“» – обозначается древнееврейским словом „машáл“ (mašal), – «и слово это буквально обескураживает нас своей семантической неопределенностью: это и „присказка“, и „афоризм“, и „притча“, и „аллегория“ вообще» [2]. Среди библейских притч Ветхого и Нового Завета можно условно выделить три типа, кардинально отличающихся по форме: изречение, сравнение и параболу. При этом ветхозаветные притчи, как правило, являются изречениями или сравнениями, – как, например, следующие притчи Соломона: «Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою» (Притч. 22, 23; изречение); «Как в воде лице – к лицу, так сердце человека – к человеку» (Притч. 27, 19; сравнение). Только одна из притч Ветхого Завета – о выборе деревьями царя (Суд. 9, 8–15) – принадлежит к третьей разновидности – параболам, в которых мораль не декларируется, а подразумевается или, по образному выражению исследователя, «загадывается» [3]. К этому типу относятся также практически все притчи Нового Завета (притчи Иисуса). Еще одна разновидность рассматриваемого жанра –...
Входимость: 59. Размер: 56кб.
Часть текста: Новожилов М. А. Поэзия Фридриха фон Логау как явление немецкой эпиграмматики XVII столетия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2008 Работа выполнена в Литературном институте им. А. М. Горького на кафедре зарубежной литературы. Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Можаева Анита Борисовна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Лагутина Ирина Николаевна, кандидат филологических наук, доцент Зиновьева Александра Юрьевна. Ведущая организация: Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) Защита состоится ________________ 2008 года на заседании диссертационного совета Д. 002. 209. 01 при Институте мировой литературы им. А. М. Горького РАН по адресу: 121069, г. Москва, ул. Поварская, д. 25а. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН. Автореферат разослан ____ октября 2008 г. Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук Кудрявцева Тамара Викторовна ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Немецкая эпиграмма XVII столетия, ее история и теория, а также формальная и тематическая специфика этого жанра находятся практически вне поля зрения отечественной филологии. До сих пор не существует научных исследований, диссертаций и монографий, посвященных как жанру немецкой эпиграммы XVII века в целом, так и творчеству отдельных его представителей. Между тем, эпиграмма, имевшая в немецкой литературе в указанный период повсеместное распространение, по справедливости именуется «основным лирическим жанром...
Входимость: 38. Размер: 32кб.
Часть текста: одетого в лохмотья, и стоит он, отвернувшись лицом от своего дома, с книгою в руке и великим на спине бременем. Посмотрел я и увидел, что он открыл книгу и читал по ней, а когда он читал, то пребывал в плаче и трепете; и, не в силах более сдерживаться, воскликнул он горестно, говоря: “Что же мне делать?” Несколькими фразами позже герой сформулировал этот извечный вопрос более точно в духе религиозного видения всей книги: “Что мне делать, чтобы спастись?” Ответ, который в художественно иносказательной форме дал Баньян, сразу же привлек к себе множество читателей и быстро превратил “Путь паломника” в одну из самых знаменательных книг, написанных на английском языке. Достаточно сказать, что по числу переводов “Путь паломника” уступает разве что Библии - таких переводов более 200. И дело не только в том, что миссионеры, проповедовавшие христианство в его протестантском варианте, обычно переводили “Путь паломника” на языки туземцев сразу же вслед за Библией, так как считали, что книга Баньяна лучше любой другой отвечает их целям, в образно-доходчивой форме излагая основы их веры. Но было бы совершенно неверно видеть в книге только этот ее проповеднический пласт. “Путь паломника” уже давно стал неотъемлемой частью классического наследия английской словесности, прочно заняв место в ряду самых известных литературных памятников. Как и любой литературный памятник, “Путь паломника” является книгой “на все времена”, которая вместе с тем неразрывно связана с породившей ее эпохой и которую нельзя понять, не зная этой эпохи. Джон Баньян (1628-1688) жил в один из самых бурных периодов английской истории, который коренным образом изменил весь уклад английской жизни. В течение 17 века Англия из страны, где король боролся за абсолютную власть, независимую от парламента, и где английская...
Входимость: 37. Размер: 39кб.
Часть текста: мифологическими и историческими именами, пестрят ссылками на античных, средневековых и позднейших писателей. Он знает имена Демокрита, Эмпедокла, Аристотеля, Плутарха, Цицерона, Овидия, Сенеки, Апулея, Филона Иудея, Иосифа Флавия, Плиния, Страбона, Аполлонида, Аверроеса, Галена, Раймунда Луллия, Парацельса, Коперника, Афанасия Кирхера и др. В романе «Целомудренный Иосиф» он ссылается на Талмуд и сочинения раввинов, а в «Дитвальде и Амелинде» приводит перечень источников и «хроник», «по коим составлена сия история». Он был начитан в богословской и политической литературе, обладал познаниями б области географии и естественных наук, имел представление о медицине. Откуда все это взялось? А. Келлер полагал, что автор «Симплициссимуса», как и его герой, вырос без всякой школы, да и впоследствии был не слишком учен. В «Сатирическом Пильграме» сочинитель сообщает, что он «ничего не изучал, ничему не учился и ничего не знал», ибо уже «с десяти лет стал возгривым мушкетером», и потому «вырос неотесанным грубияном, невежественным ослом, игнорантом и идиотом». Но уже Генрих Курц заметил, что это «признание» относится не к автору, а к литературному герою, явившемуся прообразом Симплициссимуса. Сам Гриммельсгаузен, по мнению Курца, владел латинским и французским языками и, вероятно, еще...
Входимость: 35. Размер: 48кб.
Часть текста: и рассказы для календарей, сказки, предания и легенды, побывальщины и другие «малые жанры» низовой литературы и фольклора. Затем уже следуют «народные книги», плутовской роман и высокая проза барокко. В самой композиции «Симплициссимуса» можно усмотреть много общего с процессом циклизации шванков вокруг излюбленного героя, как например шут Гонелла в Италии, Эйленшпигель в Германии и Нидерландах, Балакирев в России XVIII в. и др. Симплициссимус – прямой потомок Тиля Эйленшпигеля. Он зародился из шванкового брожения и страсти к фабулированию. Но, как мы уже отчасти видели, шванки и анекдоты не просто прикрепляются к имени Симплициссимуса, а связаны с общими сюжетными линиями романа, участвуют в формировании личности главного героя, проецированы на все изображение действительности, развертываемое в романе. «Симплициссимус» вобрал в себя большое количество пословиц, сентенций, афоризмов, «ходячих выражений» и крылатых словечек как устного, так и книжного происхождения, вступающих в сложное взаимодействие с художественной тканью произведения. Излюбленным литературным жанром XVII в. были апофегмы. Они стали непременным украшением устной и письменной речи, признаком образованности и вместе с тем...

© 2000- NIV