Приглашаем посетить сайт

Cлово "ПУШКИН"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПУШКИНУ, ПУШКИНА, ПУШКИНЫМ, ПУШКИНЕ

Входимость: 181.
Входимость: 131.
Входимость: 106.
Входимость: 103.
Входимость: 97.
Входимость: 73.
Входимость: 72.
Входимость: 66.
Входимость: 57.
Входимость: 56.
Входимость: 56.
Входимость: 55.
Входимость: 46.
Входимость: 40.
Входимость: 38.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 28.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 23.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 181. Размер: 76кб.
Часть текста: и Лабрюйер // Вопросы методики и литературы. Учен. зап. Ленинградского пед. ин-та им. А. И. Герцена. Т. 503. Псков, 1971. С. 100-118. 9 Грот Я. К. Пушкин, его лицейские товарищи и наставники. Статьи и материалы. СПб., 1899. С. 242-243. 10 Абрам Терц (Синявский А. Д.). Прогулки с Пушкиным. СПб. 1993. С. 90. 11 См.: Haumant E. La culture française en Russie (1700-1900), Paris, 1910. P. 107-109. 12 Анонимный автор статьи о Лабрюйере в «L'Esprit des Journaux» писал, что в XVIII в. он был «незаслуженно забыт и мало оценен» (L'Esprit des Journaux, 1782. P. 118). 13 См.: Кошанский Н. Частная риторика. СПб., 1849. С. 54. 14 На Лабрюйера ссылались при анализе сатир Кантемира, комических характеров Фонвизина, психологических этюдов Карамзина. Напр.: В. Перевощиков, анализируя 3-ю сатиру Кантемира, писал: «...читая ее, кажется, читаем Теофраста или Лабрюйера» // Вестник Европы. М., 1822. № 13/14. С. 138. 15 Напр.: в Вестнике Европы (1822, сентябрь - октябрь) дан перевод со вкусом отобранных, но кратких фрагментов из «Характеров». 16 Это тем более странно, что Вольтер высоко ценил сатирическую мысль Лабрюйера: «Прекрасные авторы века Людовика XIV сегодня не имели бы привилегий, Буало и Лабрюйер знали бы только гонения» (Voltaire. Siècle de Louis XIV. Paris, 1906. P. VII). 17 Там же. P. 631. 18 Vauvenargue. Oeuvres posthumes. Paris. MDCCC XXI. P. 183. 19...
Входимость: 131. Размер: 73кб.
Часть текста: наших маленьких удовольствий» Шестая глава. «ДУРАКИ СУЩЕСТВУЮТ ДЛЯ НАШИХ МАЛЕНЬКИХ УДОВОЛЬСТВИЙ» (Французская комедия XVIII в.) Одна из существенных особенностей культурной жизни России начала XIX в. - вторжение в повседневный быт театра. «Театральная одержимость»[256] эпохи проявляется не только во всеобщей увлеченности сценой, бурных дискуссиях по поводу новых постановок и спорах о назначении драматического искусства, но и в явлении более общего порядка - в своеобразной театрализации всего строя жизни[257]. Чаще всего переносились в действительность коллизии трагедии (ср. подражание «русских» Катонов и Брутов античным героям[258]), однако и комедия имела свои сферы воздействия на быт, условно говоря, «романическую» и - совсем из другой области - языковую. Французская комедия, почитавшаяся первой в европейской комедийной традиции («Талия Британская и Талия Германская должны уступить Французской»[259], утверждал убежденный противник французского классицизма Карамзин), составляя более семидесяти процентов комедийного репертуара русских театров[260], бросала своеобразный отсвет на любовный быт эпохи: «Поединки, похищения, необычайные свидания, подкупы прислуги, даже переодевания - все это сообщало любовным нравам эпохи какой-то полуфантастический и часто поистине театральный характер»[261]. Взгляд на жизнь как на спектакль предоставлял человеку большую ...
Входимость: 106. Размер: 60кб.
Часть текста: и выходит за привычные рамки воздействия одной национальной литературы на другую. Нетривиальный характер усвоения Пушкиным французской романной традиции обусловлен исключительной ролью литературного быта в культурной жизни России его времени и тем особым местом, которое занимает в художественном мире Пушкина творческое игровое поведение. Наибольший интерес в этом отношении представляют четыре французских романа: Опасные связи Шодерло де Лакло, Фоблас Луве де Кувре, Валери Юлианы Крюденер, Адольф Бенжамена Констана. Эти произведения, глубоко различные по духу, направлению, форме, авторской позиции и эстетической ценности, имели, однако, одну общую черту, весьма важную для восприятия построенной по ним «игры» - исключительную популярность. В те времена Опасные связи, Фоблас, Валери, Адольф были знакомы всем. Тот, кто их не читал, знал о них понаслышке. О них спорили, они определяли в чем-то читательские вкусы эпохи, упоминания о них в литературе приобретали характерологическую функцию. Герои этих романов воспринимались как типы, лица нарицательные, их имена становились символом определенной этической позиции, неким эталоном нравственности. С этой точки зрения названные произведения...
Входимость: 103. Размер: 69кб.
Часть текста: Благой. Джон Беньян, Пушкин и Лев Толстой Джон Беньян, Пушкин и Лев Толстой Среди стихотворных произведений Пушкина есть одно на первый взгляд довольно странное по содержанию и своеобразное по форме стихотворение-повесть «Странник», написанное в середине 1835 года. Оно, в сущности, почти не привлекало к себе внимания критики, мало интересовало исследователей и до сих пор продолжает оставаться как бы в тени. Между тем «Странник» принадлежит к числу весьма значительных во многих отношениях и очень характерных созданий Пушкина последних лет его жизни и творчества и заслуживает, безусловно, всяческого внимания. Как известно, «Странник» — переложение в стихи совсем небольшого отрывка из весьма пространной аллегорической повести в прозе с отдельными стихотворными вставками, принадлежащей перу знаменитого английского писателя-проповедника эпохи английской революции XVII века Джона Беньяна (John Bunyan, 1628—1688)[1] «The Pilgrim’s Progress from this World to that wich is to come» с подзаголовком «In the similitude of a dream».[2] Джон Беньян принадлежал к демократической, народной среде. Сын крестьянина, жестяных дел мастера, он после относительно недолгого пребывания на военной службе и участия в гражданской войне вернулся в свою родную деревню близ Бедфорда и сам стал бродячим лудильщиком. Через некоторое время он вступил в секту пуритан-нонконформистов и приобрел огромную популярность в качестве проповедника. В формы религиозного сектантства облекался в то время протест широких народных масс как против феодально-абсолютистских порядков и их служительницы и пособницы — официальной церкви, так и против все усиливавшейся крупной буржуазии. Именно такой характер и носила проповедническая деятельность Беньяна. После реставрации королевской власти Беньян был заключен в тюрьму, в которой, отказавшись...
Входимость: 97. Размер: 52кб.
Часть текста: для Пушкина значимо во многих отношениях[328]. Для русского поэта прежде всего в новаторских достижениях Бомарше важно то, чем он обогатил комедийную традицию по сравнению с Мольером: усложненная структура характера, тонкий психологизм, знание сердца светского человека, острая критика предреволюционной Франции. Блистательный текст комедий Бомарше, который Пушкин знает чуть ли не наизусть, яркие театральные впечатления от постановок его пьес и, наконец, гениальная музыка Россини и Моцарта, послужившая еще большей славе его комедий, - все это вместе определило сложный комплекс восприятия Пушкиным творчества Бомарше. В глазах русского поэта французский комедиограф обладал неоспоримым обаянием не только как художник, но и как незаурядная личность. На протяжении всей жизни Пушкину открываются все новые грани человеческого облика Бомарше. По мере того как проявляются новые стороны многогранного таланта самого поэта, под новым ракурсом воспринимается им и французский комедиограф. От стихотворения К Наталье (1814) до создания статей Александр Радищев (1836) и Французская академия (1836) девятнадцать раз, прямо или косвенно, возвращается Пушкин к произведениям Бомарше и к его легендарной биографии[329]. Автор единственной специальной работы, посвященной этому вопросу, В. Э. Вацуро подчеркнул творческую близость русского поэта французскому комедиографу в период создания трагедии Моцарт и Сальери: «На границе тридцатых годов ему (Пушкину. - Л. В.) блеснул „веселый Бомарше«, столь близкий его творческому гению, - и исчез, оставив за собой неизгладимый след»[330]. При всей справедливости этого утверждения оно недостаточно точно: воздействие Бомарше на Пушкина не было подобно блеску молнии внезапным и кратковременным. Уже первое...

© 2000- NIV