Приглашаем посетить сайт

Cлово "ДОН"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДОНА, ДОНУ, ДОНЕ, ДОНОМ

Входимость: 75.
Входимость: 68.
Входимость: 63.
Входимость: 60.
Входимость: 46.
Входимость: 46.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 34.
Входимость: 32.
Входимость: 28.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 75. Размер: 14кб.
Часть текста: в святых, ни в бога, ни в черта, который живет как гнусный скот, как эпикурейская свинья, как настоящий Сарданапал, не желающий слушать христианские поучения и считающий вздором все то, во что верим мы» (Акт I, явл. 1; пер. А. В. Федорова). Появившийся Дон Жуан признается Сганарелю, что не любит более свою жену Эльвиру: «Пусть я связан словом, однако чувство, которое я испытываю к одной красавице, не заставляет меня быть несправедливым к другим: у меня по-прежнему остаются глаза, чтобы замечать достоинства всех прочих, и каждой из них от меня — дань и поклонение, к которым нас обязывает природа. Как бы то ни было, сердце мое не может не принадлежать всему тому, что ласкает взгляд, и едва лишь хорошенькое личико попросит меня отдать ему сердце, я, будь у меня даже десять тысяч сердец, готов отдать их все. В самом деле: зарождающееся влечение таит в себе неизъяснимое очарование, и вся прелесть любви — в переменах» (Акт I, явл. 2). Дон Жуан прибыл в Сицилию, чтобы покорить новую красавицу, похитив ее у жениха во время морской прогулки. Появление Эльвиры вызывает у Дон Жуана досаду. Заявив: «Признаюсь, сударыня, я не обладаю даром притворства, я человек прямодушный» (Акт I, явл. 3), Дон Жуан лицемерно объясняет свое бегство от жены тем, что, похитив ее из монастыря, он совершил грех прелюбодеяния: «Меня охватило раскаяние, мне стало страшно гнева небес» (Акт I, явл. 3). Эльвира оскорблена, она предрекает Дон Жуану небесную кару и обещает отомстить. Замысел Дон Жуана едва не привел его к гибели, об этом рассказывает крестьянин Пьеро, вытащивший его из воды, своей возлюбленной — крестьянке Шарлотте. Пострадавший Дон Жуан рассказывает Сганарелю, что хотя он потерпел неудачу с...
Входимость: 68. Размер: 20кб.
Часть текста: Сам он упоминает в прологе, да и современники об этом были осведомлены, что роман писался в тюрьме. Сервантес несколько раз оказывался в тюремных застенках. В период подготовки военной экспедиции «Непобедимой Армады» к берегам Англии, закончившейся полным разгромом испанского флота, Сервантес, вынужденный искать способы прокормить семью, в 1587 г. отправился в Севилью служить комиссаром по закупке провианта для Армады. В 1592 г. он был заключен в тюрьму города Кастро дель Рио по обвинению в незаконном изъятии пшеницы и ее нелегальной продаже. Потом он сидел в Королевской тюрьме в Севилье в 1597–1598 гг., а возможно также и в 1602 г. Обвинения были столь же серьезными и столь же безосновательными, как и в первом случае. Сегодня уже нет никаких сомнений не только в честности Сервантеса, но и в том, что эта честность не всем нравилась, нередко она мешала людям достаточно могущественным упрятать за решетку невиновного, свалив на него свои преступления. В обширном романе Сервантес создал, в сущности,...
Входимость: 63. Размер: 33кб.
Часть текста: и подхваченной в последней главе цели своего творения как «свержения власти рыцарских романов» (I, с. 13)[2], вредно воздействующих на читателей, трактует «Дон Кихота» узкосатирически[3]. Истоки второго этапа, значительно более глубоко раскрывшего неисчерпаемое богатство сложного шедевра Сервантеса, возводят к романтикам[4]: открытая ими глубина «Дон Кихота» не оспаривается ни в спекулятивных построениях «неотридентского» литературоведения[5], ни в своеобразном неоромантизме философско-психологической критики[6], но с подлинной историко-литературной научной строгостью анализируется прежде всего в работах прогрессивных ученых Запада и советских литературоведов[7]. Утверждение, что «Дон Кихот» был воспринят современниками и поколением, пришедшим непосредственно им на смену, лишь как сатира, призванная исцелить читателей от вредного увлечения рыцарскими романами, вряд ли может быть оспорено в корне. Но оно несомненно нуждается в корректировке, особенно важной для произведения, наделенного не только особой неисчерпаемостью, но и необыкновенной судьбой[8]. Думается, что упрощенно-суммарное определение того, чем был роман Сервантеса для читателей и литераторов в XVII в., чаще основывается на привлечении литературно-критических дефиниций той эпохи, почти всегда сводящих «Дон Кихота» к пародии, а не на конкретном исследовании его художественных интерпретаций, значительно более разнообразных и интересных. Именно они свидетельствуют о восприятии шедевра испанской литературы в русле жанровых поисков новой эпохи, о понимании XVII в. романа Сервантеса как своеобразной «комической истории»,...
Входимость: 60. Размер: 23кб.
Часть текста: который ею воспользовался» (Менендес Пидалъ Р. Об источниках «Каменного гостя» // Менендес Пидаль Р. Избр. произв. М., 1961. С. 762). Миф о Дон Жуане возник на пересечении легенды о повесе, пригласившем на ужин череп или каменное изваяние, и преданий о севильском обольстителе. Эта встреча Святотатца и Обольстителя имела решающее значение для формирования мифа о Насмешнике, истоки которого находятся в глубокой древности. С античных времен существовали легенды об оживших статуях, упомянутые в сочинениях Аристотеля, Плутарха, Диона Хризостома; множество таких преданий рождалось в Малой Азии в эпоху борьбы ранних христиан с языческим идолопоклонством. Во II в. н. э. возник так называемый Книдский миф — легенда о статуе Афродиты (Венеры) работы древнегреческого скульптора Праксителя (IV в. до н. э.) в храме богини на п-ове Книд, мстящей своему осквернителю, которого постигает безумие и гибель (рассказы Лукиана из Самосаты «Панфея, или Статуи» и «Две любви»). В процессе эволюции этого мифа и образования множества его разновидностей в Европе получила с XI—XII вв. распространение легенда о статуе Венеры (в более поздних вариантах — Девы Марии), не позволившей снять у себя с пальца надетое на него юношей...
Входимость: 46. Размер: 47кб.
Часть текста: путь Мольера достаточно изучены. Известно, что будущий комедиограф родился в семье придворного обойщика. Однако дело отца он не захотел унаследовать, отказавшись от соответствующих привилегий в 1643 году. Благодаря деду, мальчик рано познакомился с театром. Жан Батист был серьезно им увлечен и мечтал о карьере актера. После окончания школы иезуитов в Клермоне (1639) и получения диплома адвоката в 1641 году в Орлеане он организовал в 1643 году труппу «Блистательный театр», в состав которой вошли его друзья и единомышленники на многие годы – мадемуазель Мадлена Бежар, мадемуазель Дюпари, мадемуазель Дебри и другие. Мечтая о карьере трагического актера, юный Поклен берет имя Мольер как театральный псевдоним. Однако как трагический актер Мольер не состоялся. После ряда неудач осенью 1645 года «Блистательный театр» был закрыт. 1645–1658 годы – это годы странствований труппы Мольера по французской провинции, обогатившие драматурга незабываемыми впечатлениями и наблюдениями над жизнью. В период путешествия родились первые комедии, написание которых сразу обнаружило талант Мольера как будущего великого комедиографа. Среди его первых удачных опытов «Шалый, или Все невпопад»(1655) и «Любовная досада»(1656). 1658 год – Мольер и его труппа возвращаются в Париж и играют перед королем. Людовик XVI разрешает им остаться в Париже и назначает своего брата покровителем труппы. Труппе предоставляется здание Малого Бурбонского дворца. С 1659 года, с постановки «Смешных жеманниц», собственно и начинается слава драматурга Мольера. В жизни Мольера-комедиографа были и взлеты, и падения. Несмотря на все споры вокруг его...

© 2000- NIV