Приглашаем посетить сайт

Cлово "МЫСЛЬ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МЫСЛИ, МЫСЛЬЮ, МЫСЛЕЙ, МЫСЛЯМИ

Входимость: 124.
Входимость: 34.
Входимость: 27.
Входимость: 24.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 124. Размер: 86кб.
Часть текста: и писателями (прежде всего Вольтером, Дидро, Кондорсе, Даламбером и др.). И распространенной одно время версией о том, что "Мысли"суть записки сумасшедшего. Но, думается, не только этим. Паскаль-философ и Паскаль-ученый частично (и незаслуженно) на время затмили Паскаля-поэта. И причина этого, возможно, - опять-таки, в "кажущейся"простоте его мыслей и стиля. Парадоксы, афоризмы, сентенции, загадки Паскаля поражают (до сих пор) настолько, что при разборе его текста исследователи более внимания уделяют содержательной стороне, нежели композиционно-жанровой. Интерес к жанру афоризма, корни которого уходят в античность (Сократ, Эзоп, Марк Аврелий, Сенека, трагики и комики), возник во французской литературе еще в середине XVI в. С 1550 по 1660 гг. было опубликовано свыше 60 сборников моральных изречений. Но самим жанром афоризм стал лишь под пером Ларошфуко, Паскаля и Лабрюйера. Этот жанр стал очень популярен и занимал в духовной жизни Франции не менее важное место, чем театр. Что же такое "максима", афоризм как жанр? Первая особенность афоризма - способность жить вне контекста, сохраняя при этом всю полноту своего смыслового содержания. Но, как пишет Бахмутский, "жить вне контекста - значит быть выключенным из временного потока речи, существовать вне связи с прошлым и будущим, выражать нечто вечно пребывающее. Эта присущая афоризму черта оказалась близкой искусству классицизма, для которой эстетической ценностью обладало лишь устойчивое, незыблемое, вечное... При этом вечное и устойчивое мыслилось в классицизме как промежуток времени, изъятый из общего потока и словно бы заключенный в раму, как "остановленное мгновенье"... Такой рамой, останавливающей время, были те непременные 24 часа, на протяжении которых разыгрывается действие в классической трагедии. Такой рамой был и...
Входимость: 34. Размер: 77кб.
Часть текста: Простота сообщает изящество его здравомыслию, здравомыслие придает пряность его простоте: возможно, именно эти неразрывно связанные достоинства даруют особенный блеск произведениям нашего автора. Во всяком случае, такое предположение вполне правдоподобно: где сказано, что свойственное по натуре здравомыслие не может быть привлекательно? Разум лишь потому претит в иных людях, что он у них заемный. Врожденное здравомыслие почти всегда идет об руку с простотой, а мудрая простота обладает несравненным обаянием. Я воздаю хвалы достоинствам писателя, наделенного таким разумом не для того, чтобы утаить его недостатки. Слог Лафонтена, на мой взгляд, отличается скорее красотой, нежели новизною, скорей небрежностью, нежели точностью. Завязка и развитие действия в сказках мало занимательны, предметы, трактуемые в них, низменны. У Лафонтена немало длиннот, а некоторое любование плотскими утехами не так уж приятно. Он недостаточно совершенен в избранном им роде литературы, а избранный им род литературы недостаточно благороден. Буало Буало доказывает и собственным примером, и преподанными им правилами, что достойные похвал литературные произведения обязаны красотами своими живой выразительности и неуклонному следованию правде; но эта трогающая нас выразительность рождена не столько рассудком, склонным заблуждаться, сколько глубоко укоренившимся и глубоко верным пониманием природы вещей. У Буало разум неотделим от чувства, таково свойство его натуры. Оно-то и сообщает творениям нашего поэта увлекательность, необычную для дидактического рода литературы. Это, мне кажется, проясняет и вопросы, только что затронутые мною в заметках о Лафонтене. Люди, притязающие на здравомыслие, потому, может быть, в большинстве своем чужды приятности, что здравый смысл, поселившись в их головах, живет искусственной жизнью, ибо он заимствован у других. К тому же высоким именем разума мы слишком часто удостаиваем заурядные чувства и заурядные ...
Входимость: 27. Размер: 62кб.
Часть текста: по Парижу, он ловит отрывки уличного говора, вглядывается в одежду, обувь, морщины на старческих лицах и в сияние молодых глаз. Это — путь, ведущий его к познанию человечества. Не Адольф, не Октав (1),[1. Герои романтических романов Б. Констана и Альфреда де Мюссе.] не отголоски собственных переживаний и мыслей его привлекают. Ему одинаково интересны старый скряга и юная девушка, светская дама и сельский врач, многоопытный каторжник и наивный студент. Сущность его работы писателя в том, чтобы совершенствовать глаз, умение проникать в чужую и даже чуждую ему душу, все увидеть и все понять. У него двойное понимание человека: во-первых, с точки зрения самого этого человека и, во-вторых, с точки зрения общества, взятого в его истории, в движении. Поэтому Бальзаку несвойственны сатирические образы. И светскую даму, и ростовщика, и банкира, и карьериста, и бандита изображает он изнутри, с некоторым сочувствием к их сокровенной жизни, их образу мысли. Эти персонажи показаны в развитии, в становлении, это частицы в истории общества. И все же нравственный приговор человеку, его поступкам, его намерениям и мыслям в «Человеческой комедии» в высшей степени определенен и строг. Именно нравственная проблема долга, совести, чести постоянно в центре внимания Бальзака. Автор «Человеческой комедии» — историк, в его романах замечательно то, что характеризует...
Входимость: 24. Размер: 45кб.
Часть текста: [1], преподавателя философии, «великого Ланьо — по правде говоря, единственного человека, которого я признавал божеством». Ланьо был глубоким мыслителем и отличался твердым характером; его курс состоял лишь из двух тем: одна — о восприятии, вторая — о суждении. В душе своего ученика Ланьо оставил неизгладимый след. Шартье поступил в Эколь Нормаль в 1889 году. Брюнетьер, «царивший» тогда в Эколь Нормаль, горячо поощрял порывы молодого философа, который с легкостью защитил диссертацию, после чего начал в коллеже Понтиви преподавательскую карьеру. В Понтиви, а затем в Лориане ему пришлось учиться этой нелегкой профессии. Ален читал лекции свободно, импровизируя и насыщая их примерами, взятыми у поэтов, романистов, из повседневной жизни; лекции эти приводили учеников в восторг. Очень скоро они стали боготворить его так же, как сам он боготворил Ланьо. Именно в Лориане благодаря делу Дрейфуса он втянулся в политику. В нем пробудился радикал — гражданин лояльный, но не смиренный, «гражданин вопреки властям». Он выступал в народных университетах [2], а затем, чтобы поддержать радикальную городскую газету, стал писать для нее хронику. Назначенный в руанский лицей Корнеля,...
Входимость: 22. Размер: 51кб.
Часть текста: сторону – связь с современным ему литературным процессом. Удерживая в поле зрения одновременно и философию Декарта, и поэтическую теорию классицизма, мы словно бы обретаем способность стереоскопического зрения. Нам открывается другой Декарт, и другая литература. В качестве основания для сопоставления указанных учений мы выбрали идею метода. Такое сопоставление предполагало предварительный детальный анализ как доктрины классицизма, так и философии Декарта. Данная статья представляет фрагмент проведенного исследования. В ней мы ограничиваемся непосредственным сопоставлением двух учений и концептуальными выводами, которые могут быть помещены в более широкий – общекультурологический контекст. XVII век был веком решительных перемен в культуре Европы. Он стал одновременно концом так называемой риторической эпохи, началом нового рационализма и первым современным столетием. В нем диалектически слились эти во многом противоречивые течения. Это был момент хрупкого единства философских и поэтических установок. Их объединила именно идея метода как продуктивного самоограничения, как техники самопроверки мысли. Понятие риторического типа сознания принадлежит исторической поэтике. Этот тип сознания возник в ...

© 2000- NIV